Стих про войну про мальчика

​ ​

Памяти победы в Великой Отечественной Войне

​Слёзы душили от ​

​Но раненые метили ​
​меня, тот пусть​своё.​
​, ​
​весточки ждали,​

​лишь прибавляешь муки».​Кто не ждал ​
​В сердце горе ​
​, ​Может, всю жизнь этой ​
​Да и ему ​

​Всем смертям назло.​крахмала,​
​, ​
​Время бежало, взрослели и мы.​церемониться – беда.​
​Жди меня, и я вернусь,​

​Лица недетские цвета ​, ​
​годами искали…​Так с каждым ​
​Выпить не спеши.​в неё.​
​, ​

​Позже друг друга ​
​тобою!​
​заодно​
​Дети блокады садились ​

​, ​
​поместить помогли.​
​И повторяла: «Горе мне с ​Жди. И с ними ​
​принимала –​, ​

​Кого-то в детдом ​
​зла​
​На помин души…​Груз драгоценный баржа ​
​, ​
​друг друга теряли,​
​А фельдшерица становилась ​

​Выпьют горькое вино​Баллада о кукле​
​сайтов: ​Братья и сёстры ​
​без боли.​Сядут у огня,​
​(А. Молчанов)​Информация получена с ​

​От голода, пуль они полегли…​Стараясь отмочить его ​
​ждать,​
​Приезжай, забери нас отсюда! Мы близко!.."​Подготовил Каплан Виталий​
​Многих спасли, но другие пропали:​щедро перекись лила,​

​Пусть друзья устанут ​
​голоса: "Мама! Мама!​Приблизившаяся, чудесная.​
​Книг не читали, прожить не могли.​
​На бинт я ​В то, что нет меня,​
​И почудятся вдруг ​

​Уже бушует, а не снится,​не знали,​
​это не решалась.​
​и мать​
​обелиска,​И будущность, как ширь небесная,​
​Дети войны игрушек ​Я на движенье ​

​Пусть поверят сын ​
​вновь скорбный текст ​границы,​
​фашисты-враги,​взглядом страшных глаз,​Что забыть пора.​
​Перечтём вновь и ​Он перешел земли ​

​Их детство украли ​Но встретившись со ​
​Всем, кто знает наизусть,​Помолчим возле них, стиснув зубы упрямо,​
​чешуей драконьею!​взрослыми стали.​
​жалость…​Не желай добра​

​в новом столетье.​С их грозной ​
​Дети войны быстро ​Одним движеньем – только в этом ​
​Жди меня, и я вернусь,​
​о них даже ​танки​

​Их убивали, сжигали дотла.​
​Одним движеньем – так учили нас.​
​Всем, кто вместе ждёт.​Что мы плачем ​
​Он топчет вражеские ​них просто стреляли,​

​одним движеньем смелым.​Жди, когда уж надоест​
​не забыли,​
​Теперь, когда своей погонею​Взрослые дяди в ​
​С него сорвать ​Писем не придёт,​

​И цветы говорят, что о них ​те полянки​
​Как же понять, что такое война?..​
​приросшие бинты​мест​
​ленинградские дети.​О, как он вспомнил ​

​испуг все читали.​
​А я должна ​Жди, когда из дальних ​
​Спят погибшие здесь ​березовой.​
​В детских глазах ​Лежит он, напружиненный и белый,​

​Позабыв вчера.​
​братской могиле​
​И пахла почкою ​
​Жить лучше мечтали… Снова война.​налиты,​
​ждут,​стороне в скромной ​

​Манила музыкой зовущей​
​руин поднимали,​Глаза бойца слезами ​
​Жди, когда других не ​
​А в другой ​

​отзыва,​
​Долго ее из ​
​говорят.​Жди, когда жара,​
​салют оружейный.​лесу и грохот ​

Баллада о матери

​Кровь и расстрелы. Горела страна…​Махнём, не глядя, как на фронте ​
​Жди, когда снега метут,​Рвёт минуту молчанья ​Как зов в ​
​от обид застывали.​прощанье обменяться?​
​Жёлтые дожди,​
​знамёна,​И родина, как голос пущи,​
​Слёзы в глазах ​
​тобой мне на ​Жди, когда наводят грусть​
​воинской славы склоняются ​оргии.​
​берёзы.​Так чем с ​
​Только очень жди,​

​Здесь в дни ​И птиц безумствовали ​
​И стоят часовыми ​пути назад.​
​Жди меня, и я вернусь.​героев сражений.​
​цвели кувшинки,​ними страна,​нет и нет ​
​Не печалься, дорогая, я с тобой!»​Место памяти павших ​
​И на пруду ​
​И склонилась над ​Для нас покоя ​
​Не придёт, не скажет: «Мама! Я живой!​кладбище, старом, зелёном,​лик Георгия.​
​позы,​землёй ещё теснятся,​головы,​
​Есть на тихвинском ​Сиял над змеем ​
​Валуны скорбно приняли ​
​Покуда тучи над ​Кто погиб, тот не поднимет ​
​"Мама!.. Ты говорила: бояться не надо!.."​конном поединке​
​Над детьми, что убила война,​за тебя.​
​глухие рвы,​
​составе.​А рядом в ​
​Злых деяний, насилия…слёзы…​
​прицепом надо выпить ​
​Заросли степной травой ​
​прямо в детском ​свастикой хвостатою.​
​оставляет следы​Сто грамм с ​
​увидать.​
​Они рвутся уже ​
​С такой же ​И в судьбе ​
​корпус,​Всё надеется сыночка ​
​всё ближе, не зная пощады.​супостата​
​и мороза.​
​Вот потому-то, наш родной гвардейский ​себя седая мать,​

​Бомбы к детям ​

Нас двадцать миллионов

​И налетал на ​Что страшнее жары ​
​расставаться не скорбя.​Что-то шепчет про ​
​снова свистит, воет, давит,​воображеньи ратуя,​
​Нападения страшной беды,​С жильём случайным ​

​поникшей головой,​А над станцией ​
​За мать в ​
​немая угроза.​горбясь,​
​Встала женщина с ​Ведь она где-то рядом, неслышно, незримо…​

​в латы,​В ней таится ​огнём ходить не ​
​тишиной​–​И мальчик облекался ​
​тишины –​Мы научились под ​
​Перед этою священной ​припала к надежде, как к маме ​

​черти прыгали.​Но боятся они ​
​говорят.​тихо плещется волна.​И душа вновь ​
​В такие ямы ​грозы,​
​Махнём, не глядя, как на фронте ​В мирный берег ​

​сквозь страх: "Мимо! Мимо!"​часовни​
​Не пугают небесные ​поменяемся судьбою.​
​похоронена война,​Радость робко прорвалась ​
​По темной росписи ​войны,​

​Давай с тобою ​В том кургане ​
​в стороне, за домами.​архистратига ли​
​Их, прошедших все годы ​наград.​
​тишина,​Взрывы встали стеной ​

​И от копья ​невзрослых детишек?..​
​идём не для ​
​За Мамаевым курганом ​А совсем беззащитны, открыты для смерти.​
​рукой сыновней.​

​С умным взглядом ​
​огонь и дым ​тишина,​
​прочном подвале,​Он мать сжимал ​
​Потерявших отцов, матерей,​Ведь мы в ​

​На Мамаевом кургане ​были не в ​
​пересмешников.​книжек:​сегодня перед боем?​
​старинные знамёна Петрограда.​Но сейчас дети ​
​Свист соловьев и ​войне не из ​

​Что пожелать тебе ​нами зацветут​
​круговерти.​по соседству​
​Знает кто о ​берегли.​и надо всеми ​
​Словно дома, в кошмарной тревог ​И с общиною ​

​глаза тех детей,​
​как HЗ не ​патроны поднесут,​
​детские рвали,​
​И монастырский сад, и грешников,​Вы смотрели в ​
​Мы даже сердце ​и дети нам ​и вой души ​

​вспомнил детство, детство,​
​Жизнь, как и прежде, недорого.​ничего не пожалели.​бойцами встанут рядом,​
​И опять свист ​И вдруг он ​
​Ценится, в мире, где взрослые,​

​Мы для победы ​
​И женщины с ​разворота.​
​И выломанные паркетины?​
​Тяжко взирает бездолие…​земли.​
​наших баррикад…​груз сыпанул с ​

​Кого напоминало пламя​Мальчик, глазами которого,​
​Письмо от матери, да горсть родной ​мы не покинем ​
​А фашист уже ​Четырехпалая отметина?​
​Светлого, ясного, пышного!​кармане выцветшей шинели​

​будут баррикады –​вагонов скорее!.."​
​черной раме​Хочется доброго, мирного,​
​Солдат хранит в ​и если завтра ​
​"Выводите детей из ​Что означала в ​

​и пришлого.​

РОДИНА

​говорят.​канонад,​
​фронта…" –​
​Казались сказочно знакомыми.​
​Спрячь от чужого ​

​Махнём, не глядя, как на фронте ​
​не поколеблет грохот ​же далёко от ​
​Свидетельства былых бомбежек​Мячик, как Землю, прижми к себе,​не надо.​
​Я говорю: нас, граждан Ленинграда,​"Как налёт? Но ведь мы ​

​проломами?​Жертвой житейской коллизии?​
​Солдату лишнего имущества ​тобой, Ленинград.​
​"Что случилось?" – "Налёт. Выходите быстрее!.." –​Домов с бездонными ​
​одиноким ты,​– душистый самосад. ​

​Мы знаем с ​протяжный за окнами: "Воздух!"​
​видеть этот ежик​Будешь ли жить ​
​В кисете вышитом ​Могилы готовит, я знаю,​
​Только вдруг крик ​Где мог он ​

​бесовская миссия?​от снаряда,​
​Когда аммонала заряд​тихим…​
​Привычности его преследовал.​
​В чём их ​в запасе гильза ​ледяная,​

​Всё вокруг, как во сне, было мирным и ​Необъяснимый отпечаток​
​жестокие?​Есть у меня ​
​Как стонет земля ​Паровоз отцепился, поехал пить воду.​
​своих проведывал,​Кто эти люди ​
​расстёгивал ремней.​

АТАКА

​придавил.​Поезд встал, отдуваясь, на станции Тихвин.​
​Он под огнем ​Первая пуля, как вестница.​
​Который месяц не ​И наши сердца ​
​Бояться не надо! Мы едем! Мы едем!"​Когда урывками, меж схваток,​

​винтовками​
​снимал я гимнастерку,​
​Он, павших друзей накрывая,​И стучали колёса: "Бояться не надо!​
​Выбрасывая из побоища.​

​У перебранки с ​
​Который месяц не ​
​могил.​
​спасаемым детям,​щебень​

​Перебирает по лестнице.​
​темней.​
​Тяжёлый грунт братских ​
​Всё спокойней дышалось ​Кадильницею дым и ​

​Ножками белыми, ловкими​
​этого нам кажется ​на фронте, но знаю​
​далеко от блокады,​воющей,​
​выстрелы.​И ночь от ​

​Я не был ​Они были уже ​
​Об отвращеньи бомбы ​
​В воздухе слышатся ​по пригорку,​
​портфель.​

​вагоны.​Земля гудела, как молебен​
​кромочке,​Прожектор шарит осторожно ​
​Остался лишь только ​
​И опять пересадка, и снова в ​саване.​

​Робко гуляет по ​Бери шинель, пошли домой!​
​был жив, а от Юрки​Наконец, твёрдый берег – уже за блокадой!​
​Качалось в штукатурном ​В мире огромном, неистовом​
​белом свете,​Я всё же ​
​с разгона.​

​плаваньи,​
​Крохотный, слабый, беспомощный​
​Опять весна на ​
​панель,​Волны, словно таран, били в баржи ​
​Высокое, как в дальнем ​и радостных дней!​

​И генерал, и рядовой.​Разбивший лицо о ​
​по Ладоге, штормом объятой,​Как прежде, падали снаряды.​
​Больше вам добрых ​Мы все – войны шальные дети,​
​Оглохший, в дымящейся куртке,​А потом путь ​

​знает о войне.​
​Дети войны, как и прежде, крепитесь!​домой!​
​слепящий удар…​
​надо!…"​Тот ничего не ​разделяло людей?​

​Бери шинель пошли ​Вдруг свист и ​
​"Будет всё хорошо, и бояться не ​не страшно,​
​Сколько же лет ​
​вчерашним,​бежали к трамваю,​тревожном перроне вокзала:​

​Кто говорит, что на войне ​
​Где ж вы, родные мои, отзовитесь?!​Неужто клясться днём ​
​Мы с Юркой ​
​Шёпот мам на ​Раз наяву. И тысячу — во сне.​

​дни.​перед вдовой?​
​Сгоревшей взрывчатки угар.​громады,​
​видала рукопашный,​Всё покидая, в те горькие ​Как встану я ​
​на фронте, но знаю​Затемненных домов неживые ​

​Я столько раз ​
​тогда вы бежали,​твоим домашним,​
​Я не был ​Надоевшие бомбоубежищ подвалы,​
​вернулся из боя.​Зачем и куда ​

​Что я скажу ​не даёт.​прожекторном свете,​
​Это я не ​они.​
​домой!​
​Да ноющий шрам ​

​Вой сирен, стук зениток в ​
​—​
​Детским сердцам непонятны ​
​Бери шинель пошли ​это хотелось,​Где-то там, позади артобстрелов раскаты,​

​Всё теперь — одному. Только кажется мне ​
​пожаров и гари-​Вставай, вставай, однополчанин,​
​Забыть бы всё ​ленинградские дети.​
​текло — для обоих…​Чёрные дни от ​

​звездой.​гейзером бьёт…​Вывозимые в тыл ​
​Нам и время ​Их поджигали, топтали…Война…​
​Спишь под фанерною ​И кровь алым ​
​–​

​вполне,​колосья играли,​
​закрытыми очами​детское тело​далеко от блокады ​
​в землянке хватало ​На зрелых полях ​
​А ты с ​Как пули рвут ​
​Они были уже ​

​Нам и места ​собрать горсть зерна.​
​Бери шинель, пошли домой!​ними ребят,​
​года​голубые.​Как же хотелось ​
​Скворцы пропавшие вернулись,​В следящих за ​

​Тихвин, 14 октября 1941 ​И деревья стоят ​
​голодали…​Опять, опять, товарищ мой,​
​Когда диверсанты стреляют​
​(В. Тушнова, 1943)​лесу, как в воде, —​

​Дети войны, как же вы ​
​улиц​
​ухом свистят,​путях.​
​Отражается небо в ​на губах.​

​к пеплу наших ​Как пули над ​
​на железных скрещенных ​Наши павшие — как часовые…​
​Горечь-полынь и сейчас ​К золе и ​
​на фронте, но знаю​это, может быть, обломок детства​беде,​

​жили. Не все выживали.​Бери шинель, пошли домой!​
​Я не был ​это не игрушка, не пустяк,—​
​не оставят в ​В страхе вы ​
​без сына,​не умрёт.​

​мысли деться:​Наши мёртвые нас ​
​глазах.​Четыре года мать ​
​За этот город ​Некуда от странной ​
​вернулся из боя.​от бомбёжек в ​

​ей самой.​никто на свете​
​война.​Он вчера не ​
​Ужас тех лет ​Пришёл конец и ​
​Что вместо нас ​дотянулась до нее ​
​— тишина:​

СЛАВА

​знали.​и косила,​
​яростный тот год,​
​крохотной потерей​«Друг, оставь покурить!» А в ответ ​
​Дети войны, вы детства не ​

​Война нас гнула ​Мы знали в ​
​Так хоть этой ​его я:​
​Осиротила подлая война?!..​Бери шинель, пошли домой!​
​Безусые, почти что дети,​поймет она…​

​По ошибке окликнул ​А сколько их, девчонок и мальчишек,​
​мы счёты,​Москвой.​
​и разлуки не ​
​весна, —​

ЧЕРЕЗ ДВАДЦАТЬ ЛЕТ

​страна…​
​С войной покончили ​Сурово бились под ​
​поверит,​Нынче вырвалось, будто из плена ​
​Победу нынче празднует ​А летом лучше, чем зимой.​

​надев шинели,​Маленькая смерти не ​
​вернулся из боя.​слышно.​
​тобой, брат, из пехоты,​
​Мы, в первый раз ​

​грязь.​Когда он не ​
​… Молчание. Ни голоса не ​А мы с ​
​Снега мерцали синевой.​в жидкую струящуюся ​
​костёр,​мне!..»​

​тишине.​
​побелели,​теплушки​Для меня — будто ветром задуло ​
​«Ой, Мишка, Мишка, как же страшно ​
​Солдатом в мирной ​Штыки от стужи ​

​куклу затоптала у ​
​— нас было двое…​дому девчонка:​
​Я долго, долго оставался​Постарайтесь вернуться назад.​
​и толпа, к посадке торопясь,​Вдруг заметил я ​

​И выбежала из ​

​во мне:​До свидания, девочки! Девочки,​
​подал ей игрушки,​разговор:​
​в окне…​Не умерла война ​
​наугад…​Но никто не ​

​То, что пусто теперь, — не про то ​Зловещий отблеск полыхнул ​
​раздался,​Что идёте войной ​
​кукла вдруг.​
​вернулся из боя.​

​свистели пули звонко,​Когда последний взрыв ​
​не во что,​
​и желанной эта ​А вчера не ​
​Но в тишине ​попала как?»​

​Пусть болтают, что верить вам ​
​красивой​вставал, —​
​горят…»​
​«А ты сюда ​

​ними счеты потом.​
​показалась ей такой ​Он с восходом ​
​За то, что наши сосенки ​
​устало:​
​Мы сведём с ​

​материнских рук,—​
​не давал,​
​то, что слезы прячу,​
​Хрипел тревожно и ​
​сплетников, девочки,​
​и рвалась из ​
​Он мне спать ​Я отомщу за ​
​«Да не шуми, проснись, чудак»,​
​Вы наплюйте на ​просила​
​про другое,​
​на фронте автомат.​
​меня толкала:​

​погон…​
​Девочка кричала и ​
​Он всегда говорил ​
​И мне дадут ​
​Жене, что в бок ​Да зелёные крылья ​
​горькой человеческой беды.​
​такт подпевал,​«Ты слышишь, Миш, я сильная, не плачу,​
​А то командовал: «Вперёд!»​
​них денешься?​
​жестокой,​
​и не в ​свете — ты и я…»​
​То отдавал распоряжения,​

​Сапоги – ну куда от ​
​полные внезапной и ​
​Он молчал невпопад ​Совсем одни на ​
​напролёт,​
​Раздарили сестрёнкам своим.​
​воды,​
​вернулся из боя.​
​Была семья, был дом… Теперь остались​
​Порой все ночи ​
​белые​молча шли, без света и ​
​Когда он не ​черная земля…​
​сновидениях,​
​Наши девочки платьица ​

​к востоку,​

ЗАПАС ПРОЧНОСТИ

​сейчас —​Смешалась с кровью ​
​Боями бредил в ​
​Вместо свадеб – разлуки и дым.​Эшелоны шли тогда ​
​хватать его только ​взрывались,​

​И «ось» десантных переправ.​сделала:​
​замечал дождя.​Мне не стало ​
​… Снаряды пролетали и ​Искали «скрытые подходы»​
​ж ты подлая ​но никто не ​

БИНТЫ

​покоя.​(1936-1982), польская эстрадная певица, любимица советской публики.​
​Глаза, как требовал устав,​
​Ах война что ​в березах,​
​без сна и ​1936 г. Анна Евгеньевна Герман ​
​мимоходом​
​Постарайтесь вернуться назад.​Теплый дождь шушукался ​
​В наших спорах ​(«Очевидное – невероятное»).​
​У каждой речки ​щадите вы, и всё-таки​
​низко плыл, в равнину уходя…​был из нас​
​— русский ученый, просветитель и телеведущий ​траншей.​
​И себя не ​от паровозов​
​понять, кто же прав ​1928 г. Сергей Петрович Капица ​
​Где вырыть линию ​пуль, ни гранат,​
​Над платформой пар ​Мне теперь не ​
​частушек.​поставить пушки,​
​Не жалейте ни ​путях.​

​из боя.​филармонии. Автор и исполнительница ​
​Как лучше здесь ​Нет, не прячьтесь, вы будьте высокими​на железных скрещенных ​
​Только — он не вернулся ​
​народного хора, затем Воронежской областной ​
​прежних дней:​Постарайтесь вернуться назад.​

ТЫ ДОЛЖНА!

​девочкой потерянная кукла​
​вода…​(1915-1997), российская певица, народная артистка СССР, Герой Социалистического Труда. Солистка Воронежского русского ​
​Но лезли мысли ​
​До свидания мальчики! Мальчики,​
​а живет безделица, пустяк:​
​и та же ​
​1915 г. Мария Николаевна Мордасова ​
​и опушки,​
​солдатом – солдат…​
​памяти потухло,​Тот же лес, тот же воздух ​
​(1855-1888), русский писатель.​
​Глядел на нивы ​
​И ушли за ​
​Много нынче в ​— опять голубое,​
​1855 г. Всеволод Михайлович Гаршин ​тишине.​
​помаячили​
​Кукла​
​То же небо ​
​русской классической музыки.​
​Солдатом в мирной ​На пороге едва ​
​(Муса Джалиль)​
​так? Вроде — всё как всегда:​
​(1813-1869), российский композитор, один из основоположников ​
​Я долго, долго оставался​

​поры.​– Я, мама, жить хочу. Не надо, мама…​
​Почему всё не ​
​1813 г. Александр Сергеевич Даргомыжский ​во мне:​
​Повзрослели они до ​резкий звук…​
​Бери шинель — пошли домой.​

​Родились:​
​Не умерла война ​подняли,​
​И выстрела раздался ​белом свете…​
​госпиталя в Сингапуре.​

​раздался,​Наши мальчики головы ​
​Прижались к матерям, цепляясь за подолы.​Опять весна на ​
​150 пациентов военного ​Когда последний взрыв ​
​дворы,​

ЗИНКА

​испуг, –​И генерал, и рядовой​

​1942 г. Японцы закалывают штыками ​различить.​
​Стали тихими наши ​Детей внезапно охватил ​
​Мы все — войны шальные дети,​государства.​
​моих следов не ​
​сделала подлая:​
​Он падал, издавая вздох тяжелый.​Бери шинель — пошли домой.​
​земель в собственность ​До тех снегов, где вам уже ​
​Ах война, что ж ты ​
​вдруг,​вчерашним?​
​о переходе всех ​разлучить.​
​И ставит, ставит обелиски.​Я слышал: мощный дуб свалился ​
​Неужто клясться днем ​1918 г. Большевиками принимается декрет ​
​землёй, уже меня не ​
​Ещё кого-то, кого-то нет…​
​рыдала мать-земля…​
​перед вдовой?​григорианский календарь (новый стиль).​
​зимой, и с той ​
​в списки​
​И в ярости ​Как встану я ​
​1918 г. В России введен ​

​И с той ​И время добавляет ​
​Я видел: плакали, как дети, реки,​твоим домашним,​
​пропавшей.​снегов, от той зимы.​
​Всё едет кто-нибудь из близких​
​никогда, вовеки!​Что я скажу ​
​мореплавателя Лаперуза объявляется ​излечить от тех ​
​выправив билет,​Я не забуду ​
​Бери шинель — пошли домой.​
​1788 г. Кругосветная экспедиция французского ​Уже меня не ​
​И к мёртвым ​забуду дня,​
​Вставай, вставай, однополчанин,​островов (теперь Гавайские острова).​
​лет, из той войны.​
​Живым не верится, что живы.​Нет, этого я не ​
​звездой.​
​ранят туземцы Сандвичевских ​
​исключить из этих ​и тридцать лет​

​Бессильных женщин, худеньких ребят…​
​Спишь под фанерною ​1779 г. Капитана Кука смертельно ​
​Уже меня не ​Что двадцать лет ​
​выстроили в ряд​
​закрытыми очами​​
​скулах у меня.​положила,​
​У края бездны ​А ты с ​
​Цитировать​огня горит на ​
​И стольких наземь ​голосами.​
​Бери шинель — пошли домой.​этот сайт​
​И пламя вечного ​
​след​И хриплыми смеялись ​

​Скворцы пропавшие вернулись…​
​мне очень помог ​
​мне.​
​Она такой вдавила ​
​Они стояли, кучка дикарей,​Опять, опять, товарищ мой,​
​Цитировать​в войне, война участвует во ​
​года.​заставили, а сами​

​пеплу наших улиц​
​слишком большие стихи​
​Я не участвую ​На всех, на все четыре ​
​И яму рыть ​
​К золе и ​Цитировать​
​хочу забыть.​беду​

​погнали матерей​

​Бери шинель — пошли домой.​
​сдам стих​почти забыл, я это всё ​
​Нам выдал общую ​
​Они с детьми ​без сына…​
​Какраз выучу и ​Я это всё ​погодой​
​погнали матерей…​Четыре года мать ​

​Третий стих нормас​

КЛЯТВА

​быть.​С его безоблачной ​
​Они с детьми ​ей самой.​Цитировать​
​быть или не ​
​день в году​Наум Коржавин)​
​Пришел конец и ​

ПОБЕДИТЕЛЯМ

​учатся легко​был. В том грозном ​
​Тот самый длинный ​Мужчины мучили детей!​
​и косила.​сердцем,только тогда они ​
​того, что я там ​вслед.​
​Как только вспомню: это – было!​Война нас гнула ​
​принимать душой и ​Ну что с ​
​Поглядите им пристально ​
​мне постыла,​
​Бери шинель — пошли домой.​
​не зубрить,а понимать и ​

ПРИЧИТАНИЕ

​в блиндаже.​
​грустной и ясной​
​Но жизнь бывает ​
​мы счеты…​Стихи такие надо ​
​огня, и пламя гильзы ​
​Но с улыбкою ​
​Я жив. Дышу. Люблю людей.​С войной покончили ​
​Цитировать​Я пламя вечного ​

​слова в ответ,​
​Мужчины мучили детей.​
​А летом лучше, чем зимой.​

ПАМЯТИ ДРУГА

​память… пожалуйста​дальнем рубеже.​
​Не промолвят ни ​
​"идеи" были,​тобой, брат, из пехоты,​
​даты и чтите ​
​дня, я бой на ​звать их – напрасно,​
​Но у мужчин ​А мы с ​
​искала уревелась… Дети, милые, помните эти страшные ​Я миг непрожитого ​Окликать их и ​
​Они молили. И любили.​Как никто другой.​
​Пока стих ребенку ​

​на бегу.​

СТРАШНАЯ СКАЗКА

​поезда.​
​людей.​
​ждать,​
​Цитировать​

​коней. Я хриплый окрик ​Им разлуку трубят ​
​Они хватались за ​
​Просто ты умела ​ок​
​Я топот загнанных ​

​станций​
​с них вины.​
​тобой, —​
​Корткие так всё ​могу.​

​На путях сортировочных ​
​И не снимали ​
​Только мы с ​
​Цитировать​
​Не помню дат, не помню дней, названий вспомнить не ​

ОЖИВШАЯ ФРЕСКА

​день навсегда,​
​Снова.​Как я выжил, будем знать​

​Стихотворения хорошо учатся, даже слёзы прорываются!​был. Я всё забыл. Я всё избыл.​

​Их берёт этот ​
​Так же.​Ты спасла меня.​
​Цитировать​того, что я там ​
​Им нельзя задержаться, остаться –​

​били.​
​Ожиданием своим​Спасибо большое, заняла 1 Место​
​Ну что с ​
​спешат.​

​Но их всё ​Как среди огня​
​Цитировать​янтаре.​
​На окраины молча ​
​образцовы.​

​Не понять, не ждавшим им,​спясибо​
​как мушка в ​
​пилотках зелёных​
​И дети стали ​

​Скажет: «Повезло».​Цитировать​
​в этот лёд. Я в нём ​
​Чьи-то тени в ​шли, как смерть страшны,​
​меня, тот пусть​весьма вам блогодарна​

​Я крепко впаян ​крепких ребят,​
​А дни всё ​Кто не ждал ​
​Спасибо вам большое ​в январе.​
​Средь весёлых и ​ждут защиты.​

​Всем смертям назло.​Цитировать​
​недолёт. Я лёд кровавый ​Там, в толпе, средь любимых, влюблённых,​
​От взрослых дети ​Жди меня, и я вернусь,​
​души!​Я меткой пули ​

​нас.​земли,​
​Выпить не спеши.​разных стихов. Спасибо от всей ​
​Я неопознанный солдат. Я рядовой, я имярек.​Вспомяните погибших за ​
​По древней логике ​заодно​

​сильных и таких ​
​рек.​постойте,​открыто:​
​Жди. И с ними ​
​Удивительно точный подбор ​Не помню дней, не помню дат. И тех форсированных ​

​Молчаливо у окон ​Того, что было всем ​
​На помин души…​
​Цитировать​был. Я был давно, я всё забыл.​
​час​могли​

​Выпьют горькое вино​Цитировать​
​того, что я там ​
​В предвечерний задумчивый ​
​Они представить не ​
​Сядут у огня,​

ВЕСНА

​Цитировать​Ну что с ​
​Не танцуйте сегодня, не пойте.​
​непослушанье.​ждать,​
​Хороший сайт​Внуки, братики, сыновья!​

​сне смеётся.​
​Что это за ​Пусть друзья устанут ​
​Цитировать​Ваньки, Васьки, Алёшки, Гришки,–​
​и слышит, как внучок во ​

​сперва,​
​В то, что нет меня,​Очень красивое стихотворение!​
​Незатейливые парнишки –​ротный старшина​
​И дети думали ​и мать​

​Цитировать​други своя»,​
​пусть курит бывший ​Побои, голод, псов рычанье?​
​Пусть поверят сын ​
​Спасибо.Классные стихи​

​«Жизнь свою за ​
​потомков не коснётся,​За что – обидные слова,​
​Что забыть пора.​
​Цитировать​

​и напишут книжки:​и грязь её ​
​них мужчины.​Всем, кто знает наизусть,​
​Цитировать​Вот о вас ​
​достанется война​Чего хотят от ​

​Не желай добра​
​крутой​жерла «Берт».​
​Пусть внукам не ​
​не понять,​Жди меня, и я вернусь,​
​этот сайт​

ЛОЖНАЯ ТРЕВОГА

​Прямо в жёлтые ​
​снится.​
​А детям было ​
​Всем, кто вместе ждет.​

​мне очень помог ​
​пехота​
​бог… война им снова ​
​Кляня, ругаясь без причины…​

​Жди, когда уж надоест​
​Цитирую Поцан:​Так советская шла ​
​но я не ​
​день опять:​Писем не придет,​

​Цитировать​смерть…​
​Была бы сила, чтобы время вспять…​
​И это каждый ​
​мест​Степан Кадашников​

​Впереди была только ​
​ними поделиться,​
​Трудились – мучили детей.​Жди, когда из дальних ​
​забывших.​ворота,​

​теплом душевным с ​Творили будничное дело,​
​Позабыв вчера.​
​Победу и беду ​
​Сзади Нарвские были ​

​каждого обнять,​
​Умно. Намеренно. Умело.​ждут,​
​Наказывает жизнь, вдвойне,​нельзя отдать.​
​Мне хочется их ​
​Мужчины мучили детей.​

​Жди, когда других не ​

В ЗЕМЛЯНКЕ

​выше.​При жизни никому ​
​поле брани.​
​Дети в Освенциме​Жди, когда жара,​
​Держите флаг победы ​берёзы​

​в них на ​хлеба!​
​Жди, когда снега метут,​войне.​
​Идти на смерть… Но эти три ​
​вновь не стреляли ​Буханку вкусно пахнущего ​

​Желтые дожди,​
​Не забывайте о ​холодать,​
​сне,​Целиком!​
​Жди, когда наводят грусть​— Забыл победу — побежден!​

​Да, можно голодать и ​
​и ночью курят, чтобы в страшном ​
​До крошки!​Только очень жди,​
​говорит:​зной, в грозу, в морозы,​
​и тревожат раны,​

УТРО ПОБЕДЫ

​И съесть – взахлёб!​Жди меня, и я вернусь.​Но прошлый опыт ​
​Да, можно выжить в ​не ходят ноги ​
​неба.​Когда война нагрянула.​
​времен…​

​земли.​осталось на земле​
​Умчаться ввысь распахнутого ​Киеве,​
​— Забудьте след былых ​
​ней приметы всей ​Как мало их ​

​с ветерком​Случилось это в ​
​Пусть шепчут, в спину Вам, враги:​Чтоб видеть в ​
​том, но всё же, всё же, всё же…​Бумажным лёгким змеем ​грозно глянула…​
​Не обесцените победу.​

​Ту горсть земли, которая годится,​Речь не о ​снова искупалась!​

​Ей в очи ​Храните в памяти, тогда,​
​жизнь, до смерти, мы нашли​

​сберечь,–​
​В цветочных росах ​И в клобуке, как в кивере,​
​Заплаченную ими цену.​Где на всю ​
​мог, но не сумел ​
​Израненная взрывами земля​

​Сестра евреям кровная…​

Ну что с того, что я там был

​Не забывайте никогда​посчастливилось родиться,​Что я их ​
​Как прежде, заразительно смеялась,​Мария, Матерь Божия, —​
​В последний, смертный, бой поднялся.​
​Вот где нам ​том же речь,​Так хочется, чтоб мамочка моя,​
​И знай, слуга церковная:​Гордитесь теми, кто за Вас​низким ивняком.​Остались там, и не о ​

​прохожих!​— Ступай! Молись, негожая,​остался.​
​Песчаный берег с ​В том, что они – кто старше, кто моложе –​
​На лицах торопящихся ​нелюди.​О тех, кто на войне ​
​перевозом,​пришли с войны,​и покой​
​О всем прознают ​Не забывайте, в праздный час,​Речонку со скрипучим ​

​В том, что другие не ​Увидеть вновь улыбки ​Боюсь я. Вдруг, пытаючи,​Вы, всё же, помните о них.​леском,​
​Я знаю, никакой моей вины​До яблочной прозрачно-спелой кожи,​— Ой, матушка, ой, верите,​
​не близко,​Далёкую дорогу за ​вас осколки долетали.​
​рукой​Одна явилась давеча:​Пускай война уже ​

​берёзам,​То и до ​Так хочется дотронуться ​
​Монашек исповедует.​былых.​Клочок земли, припавший к трём ​
​били в нас,​дедовому саду.​Она уставу следует,​На месте подвигов ​
​в детстве увидал.​Когда враги гранатой ​Ведут меня по ​

​Пошли, господь, спасение».​

​Не забывайте обелиски​Какой её ты ​Незащищёнными столетий дали.​
​мечты​«Еврейкам, мною спрятанным,​
​не предайте.​– такую,​раз​
​А светлые мальчишечьи ​Где слышится моление:​
​Вы подвиг предков ​Ты вспоминаешь родину ​Был труден бой. Казались нам не ​
​смолкает канонада,​Привычно пахнет ладаном,​
​в огне,​и узнал,​неотделимы.​
​И сутки не ​Самой-то что? Я старая».​Как гибли прадеды ​
​Какую ты изъездил ​Потомки, вы от нас ​На окнах – надоевшие кресты…​
​меня —​Cвоим потомкам передайте​
​страну большую,​нам держать ответ.​Мечты блокадного мальчишки​
​А выдадут врагу ​войне.​
​Ты вспоминаешь не ​Но перед вами ​(И. Ринк)​
​я.​Не забывайте о ​
​осталось вдалеке.​мы,–​
​назвать.​«Отступницей не стала ​
​войне»​Всё, что у нас ​
​О вас, далёких, лишь гадать могли ​Ещё не знал, кого из них ​
​Подумала игуменья:​
​«Не забывайте о ​надо​
​Вас нет ещё: вы – воздух, глина, свет;​обретённым словом «мама»​
​облако.​Цитировать​
​миг припомнить разом ​2006-2019​И ты вновь ​
​Над Бабьим Яром ​и душевные​
​И в краткий ​РАЗДЕЛЫ ПРОЕКТА​
​Садились, окружив твою кровать,​И поднялось багровое​
​Стихи очень красивые ​твоей руке​дома не был!»​
​прямо,​Но собственного облика.​
​Цитировать​
​Уже занесена в ​Ах, как давно я ​

​А девушки, придя со смены ​

​Занятие не новое,​;-)хорошие стихи​
​Но в час, когда последняя граната​Кричал: «Сынок! Сынок родной!​
​Как говорят, на котловой паёк.​Разбойничают нелюди.​
​Цитировать​Непобедима, широка, горда.​

​Тебя, подбрасывая в небо,​в строевую,​
​Затмившие антихристов,​красиво​
​Покрыта сеткою меридианов,​
​А он, колючий и чужой,​

​Тебя вписал солдатом ​
​И доверяя челяди,​Цитировать​
​Она лежит, раскинув города,​у порога.​
​очень строг,​

​Горилки вдоволь выхлестав​очень душевно​океанов,​
​Солдата с плачем ​
​Их командир, хоть был он ​следы.​
​Цитировать​

​Касаясь трёх великих ​Смотрел, как мама обняла​
​выдумку такую,​Я кровавые смою ​
​норм​На себя, на себя!​
​И ты недоуменно, строго​Чуть поворчав на ​

​твоей золотистой​Цитировать​
​за стебли –​война!​
​роту принесли.​
​И с головки ​

Бери шинель, пошли домой

​Очень душевно​Землю тянем зубами ​
​Но вот окончилась ​
​Закутали и в ​воды,​
​Цитировать​

​Как на свадьбе, росу пригубя,​мечтаний.​
​хлеба чёрствый ломтик,​Нашей невской студеной ​
​не забудем..​Руки, ноги – на месте ли, нет ли, –​
​Пределом ваших был ​

​Вложили в руку ​горсточку чистой,​не когда её ​
​рвёмся на Запад!​
​водой –​
​с земли.​

​Принеси же мне ​о войне и ​
​Потому что мы ​Кусочек сахара с ​
​И кто-то поднял бережно ​
​весной приносил.​же война..мы будем помнить ​

​солнце нормально идёт,​не знали.​
​И кто-то крикнул: «Девочки, возьмёмте!»​Как ты прошлой ​
​покидает вить это ​Нынче по небу ​
​Иного мира вы ​ПВО.​

​зеленых,​
​войне…она нас не ​
​на запах.​вместе с войной.​
​Девчата из дружины ​

​Или просто травинок ​
​тут всё о ​Но глаза закрываем ​
​А вы росли ​в обломках​
​ветку клена​

​Цитировать​Животом – по грязи, дышим смрадом болот,​
​голода молчали…​Полуживым нашли тебя ​
​Принеси же мне ​Стихи хорошие​
​на Востоке.​

​Как вы от ​помнишь ничего,​
​меня не просил.​Цитировать​Чтобы солнце взошло ​
​матери забыть,​Ты этого не ​
​Хлеба ты у ​Очень болизно​


​батальон,​Не в силах ​

​громко,​слышала стона.​

​Цитировать​

​Но на Запад, на Запад ползет ​

​и печали.​

​мог и плакать ​

​Твоего я не ​

​своим одноклассникам​

​вдохе,​

​Под знаком скорби ​От голода не ​

​предам никогда…​

​для учеников посоветовала ​

​Принял пулю на ​

​все годы жить​

​Мальчик из блокады​
​Но тебя не ​победы нужны стихи ​
​полный рост и, отвесив поклон,​И вам пришлось ​
​(Ю. Воронов)​
​зноем,​
​Скоро 75 лет ​Кто-то встал в ​

​Пришла война! Родились дети!​Чем тогда…​За пустыней, за ветром и ​


​Цитировать​От себя, от себя.​Был первый бой… И первый крик!​Ни старше, ни взрослее,​высокой горою,​очень хорошие стихи​вращаю локтями –​на рассвете.​будем​Я теперь за ​


​Просьба — придерживаться рамок приличия.​Шар земной я ​

​И ад ворвался ​

​Что мы не ​

​всегда.​помните!​

​скорбя,​

​тот сонный миг.​Вдруг страшно оттого,​
​Я тебе открывала ​заклинаю,–​
​Мимоходом по мёртвым ​Все рухнуло в ​
​года,​Постучи кулачком — я открою.​

​никогда,–​
​сзади оставил,​слезы.​
​Уже прожившим многие ​Детский голосок.​
​придёт​Я ступни свои ​

​А память вызывает ​Но взрослым людям,​
​Сквозь бомбежку слышится​
​кто уже не ​мгновенье застыла.​
​Рассветы мирные встают,​нет беды…​

​Боль сверлит висок,​Но о тех,​

​И Земля на ​утром грозным.​
​И в этом ​

​дышится,​наполните!..​
​–​
​Те, кто рожден был ​Паспорта.​Под землей не ​
​и жизнью​

​навалился на дот ​лет живут​
​сорок пятом —​Детоньки мои!​
​через года​
​Кто-то там впереди ​Уж семь десятков ​

​И только в ​

​Питерские сироты,​

​Мечту пронесите​
​с тыла?​

​41 года​Выдали медали,​
​Не горят огни.​люди Земли!​
​Где настигнет – в упор или ​Рожденным 22 июня ​
​третьем​вырыты,​
​войну,​
​найдёт,​(Н. Болтачева ■)​
​Нам в сорок ​Щели в саду ​
​прокляните​всех ли сразу ​раненых соберешь букет.​
​Где черта?​Сиреной пуганные дети.​войну,​
​Этот глупый свинец ​
​ты цветов для ​
​детством​
​спать​Убейте​
​павших.​свет,​Меж юностью и ​
​И привыкают мирно ​люди Земли.​
​Как прикрытье используем ​каменных брызнет солнца ​
​не узнали:​
​Рубиновые звезды светят,​трепетную весну,​
​тел:​В ночь убежищ ​
​Мы так и ​опять​

​Встречайте​

​Всем живым – ощутимая польза от ​

​Мы ж непобедимая, гордая страна.​

​В блокадных днях​
​Над нашим городом ​

​помните!​
​Руки кверху поднявших.​
​– Потерпи, родимая, кончится война.​
​не узнали…​
​Все то, что непременно будет:​о погибших​
​хотел,​

​маминой мир, где нет войны.​
​мы так и ​

​сне​

​ведя корабли,–​

​найдёт, даже если б ​С тихой песней ​
​В блокадных днях ​к нам во ​
​К мерцающим звёздам​Здесь никто не ​
​испариной, солнышки-блины,​
​(С. Маршак)​На миг приходит ​
​помните!​От себя, от себя.​
​Про покос с ​на снегу.​Между раскатами орудий​
​Земли​толкаем –​
​дед фашистов бил.​И за ребёнка ​
​тишине​бессмертной​И коленями Землю ​
​За страну советскую ​За кровь, пролитую в Поповке,​
​Но в дорассветной ​Во все времена​
​Кочки тискаем зло, не любя,​батя получил,​
​врагу​
​щеку.​
​запомнили!​Мы ползём, бугорки обнимаем,​
​Как шинель кадетскую ​
​Пока не отомстишь ​Шептать в заплаканную ​
​чтобы тоже​на марше.​светлый Первомай.​
​Не выпускай, боец, винтовки,​И этот вздор, едва дыша,​
​расскажите о них,​Наши сменные роты ​
​с красными знаменами ​Лежит убитая сестра.​
​приплести сороку,​детей​
​Просто Землю вращают, куда захотят,​балконами, про речной трамвай,​
​вырытой могиле​И к волку ​
​Детям​старших.​
​Про дома с ​
​И в наспех ​Все, как на грех, перемешать,​
 
​запомнили!​Судный день – это сказки для ​
​живот.​двора,​
​Навзрыд кричащего ребенка.​чтоб​
​месте закат.​карточки не урчал ​
​Угнали маму со ​Сбежать, закутав кое-как​
​расскажите о них,​Не пугайтесь, когда не на ​
​и без хлебной ​
​его спалили,​

​вопли стекол ломких​
​Детям своим​Изменив направленье удара.​

 

​лампочки зажигал фокстрот,​
​При нём избу ​Под звон и ​помните!​сдвинули без рычага,​Как на Невском ​и перенёс.​допотопный мрак​
​не споёт,–​Ось земную мы ​вместо шелухи.​А что узнал ​И в этот ​кто уже никогда​отара.​и картошку кушала ​

​он на свете,​Опять зенитки всполошились.​

​О тех,​

​Жмётся к скалам ​

​слушала Пушкина стихи​

​Три года прожил ​

​Опять, опять ревут гудки,​помните!​
​Востока пригнулись стога,​Как за партой ​

​слёз,​страшилищ:​
​отправляя в полёт,–​

​И от ветра ​в облаке мучном.​
​И плачет, как старик без ​Коснуться чудищ и ​

​Песню свою​От себя, от себя.​
​Как висят оладушки ​Стоит белоголовый Петя​

​руке,​помните!​
​сапогами –​– Расскажи мне, бабушка, сказку перед сном.​

​и избы.​

​Еще не вытянув ​пожалуйста,​

​Мы толкаем её ​Бабушкина сказка​От прежней жизни ​

​не осилишь,​завоёвано счастье,–​
​Понапрасну цветы теребя,​(Р. Рождественский)​И это всё, что уцелело​

​Что за полвека ​
​ценой​Землю шагами,​успею вырасти?..​трубы –​

​такой тоски,​
​Какою​Мы не меряем ​И я не ​Обломок печки и ​И в приступе ​помните!​зашло на Востоке.​– Мама, а правда, что будет война,​Испуганный котёнок белый,​Свирепое и неживое,​стучатся,–​

​И едва не ​
​душу сумеешь вытрясти!​Последний гражданин села.​Когда надвинется, рыча,​Покуда сердца​

​вспять​
​каждого, сатана,​

​Стоит, зажмурившись ребёнок –​
​и вое,​Люди!​Но мы помним, как солнце отправилось ​Ты же из ​В селе, разрушенном дотла,​Проснуться в грохоте ​

​достойны!​и крохи,​
​– Примут. Куда они денутся?!​воронок​неурочный час​будьте​Отбирать наши пяди ​примут меня?​
​Среди сугробов и ​Что значит в ​каждым дыханьем​приказ наступать,​– Мама, а в летчики ​Поповки​ночей пещерных.​Каждой секундой,​Наконец-то нам дали ​это делается?​Мальчик из села ​Что значит тьма ​просторной,​Урала.​– Коня?! Да что ж ​(А. Барто)​повзрослей,​жизнью​
​Оттолкнувшись ногой от ​– Мама, купим живого коня?​Ударит об стенку.​Когда ты станешь ​

​мечтой и стихами,​
​закрутил наш комбат,​

​– Вырастешь! Ешь котлету.​Я испугался:​
​тебе наверно,​
​Хлебом и песней,​
​Но обратно её ​

​когда?​
​Подкидывать Ленку —​И я скажу ​
​достойны!​Было дело, сначала.​
​– Мама, а вырасту я ​начал​

​в их числе​Вечно​
​–​нету.​
​Потом он как ​Мы тоже были ​
​достойны!​Землю вертели назад ​

​Сил моих больше ​
​— Ах ты, Петька, мой родной!​
​люди.​будьте​
​От границы мы ​

​– Боже, не девочка, а беда!​мной:​
​Все это видевшие ​павших​
​вернулся из боя.​
​ванне плавала!​
​Он смеется надо ​Научатся спокойно спать​
​Памяти​
​Это я не ​Я уже в ​
​Посмотрите — вот мой папа!​

​будет.​горькие стоны.​
​Всё теперь одному. Только кажется мне,​Вырасту – выучусь на моряка.​
​из шкапа —​
​И радость непременно ​

​сдержите стоны,​текло для обоих.​

​плакала!​Вынул я портрет ​Я знаю, будет мир опять​В горле​Нам и время ​Мама, но я не ​Посмотрите — он моложе! —​Мужчины мучили детей!​Не плачьте!​вполне,​– Ага!​не похожи!​
​Как только вспомню: это – было!​помните!​
​в землянке хватало ​

​дворе?​

​— Вы на папу ​мне постыла,​

​никогда,–​

​Нам и места ​
​– Снова дралась во ​Ничего не понимаю:​
​Но жизнь бывает ​придёт​
​голубые.​

​Подслушанный разговор​Я майора обнимаю,​
​Я жив. Дышу. Люблю людей.​кто уже не ​
​И деревья стоят ​(Т. Шапиро)​
​Не узнАешь отца?​Мужчины мучили детей.​

​О тех,​лесу, как в воде,​
​Она помогла!!!​
​— Что ж ты, сынок,​
​«идеи» были,​

​помните!​Отражается небо в ​
​Но папе вернуться​Без конца:​
​Но у мужчин ​
​через года,–​Наши павшие – как часовые.​

​Хотите, не верьте –​

​тормошит​

​Они молили. И любили.​Через века,​

​беде,​

​Хотите, вы верьте,​Он и меня ​
​людей.​

​Помните!​не оставят в ​
​Столько давала тепла.​Посадил на коленки.​Они хватались за ​
​Как сила, нам нужна…​Наши мёртвые нас ​
​Телогрейка, которая​

​Поднял ее,​
​с них вины.​
​Она,​вернулся из боя.​
​А всё потому, что была​Ленке,​И не снимали ​

​– наша совесть. ​Он вчера не ​
​Встретил отца!​Он бросается к ​
​били. Так же. Снова.​Ведь эта память ​
​– тишина:​

​обнял и​Вдруг — я смотрю —​
​Но их всё ​та война:​
​– Друг, оставь покурить! – А в ответ ​И папу он ​
​Вернется не скоро.​образцовы.​

​Чтоб не забылась ​его я:​
​И папа вернулся!​
​Мама с работы​И дети стали ​
​беспокоюсь,​По ошибке окликнул ​

​И мальчик дождался!​майора.—​
​шли, как смерть страшны,​Я не напрасно ​
​Нынче вырвалась, будто из плена, весна,​
​все до конца.​Я спросил у ​

​А дни всё ​
​Как мы!​
​вернулся из боя.​В которую верили ​
​пришли? —​

​ждут защиты.​
​Об этом помнили,​Когда он не ​
​она – та Победа,​
​— К кому вы ​

​От взрослых дети ​
​Чтобы наши дети​ветром задуло костёр,​
​И вот наступила ​В зеленом мундире.​
​земли,​Нам нужно,​

​Для меня будто ​Да, я папу верну!​
​Вдруг входит военный​По древней логике ​
​зимы,​– нас было двое.​
​– Я папу дождусь!​

​Остаемся в квартире.​открыто:​
​Не повторилось той ​Вдруг заметил я ​
​Будто молился;​
​одни​Того, что было всем ​

​На земной планете​разговор,​
​её,​Мы с Ленкой ​
​могли​Чтоб снова​
​То, что пусто теперь, – не про то ​

​И нюхал сынок ​Поручила мне Лену.​
​Они представить не ​
​Не права!​вернулся из боя.​
​она всю войну.​Мама ушла,​

​непослушанье.​
​Такая правда – ​А вчера не ​И так провисела ​
​Вечернюю смену,​Что это за ​
​это правда,​вставал,​

​никому надевать он.​Маме работать​
​сперва,​
​Но даже если ​
​не давал, он с восходом ​Её не давал ​

​Стало темно…​И дети думали ​
​И убедительны слова.​Он мне спать ​отцу.​
​Как на улицах​
​Побои, голод, псов рычанье?​Правы​

​про другое,​
​он себе и ​С тех пор​
​За что – обидные слова,​И может показаться:​Он всегда говорил ​
​Вот так помогал ​

​Очень давно,​них мужчины.​
​Стихов достаточно вполне.​такт подпевал,​
​– Возвращайся скорее!​видели​Чего хотят от ​
​пролистали​и не в ​

​И тихо шептал:​Мы папу не ​
​не понять,​И о блокаде ​Он молчал невпопад ​
​Прижимая к лицу.​Вернулся…​
​А детям было ​о войне​
 
​вернулся из боя.​

​Всё нюхал её,​

​(А. Барто)​

​Кляня, ругаясь без причины…​

​Мы от рассказов ​
​Когда он не ​
​В коридор выбегая,​
​Вдали…​день опять:​

​Ведь это правда, что устали​сейчас,​
​раз​
​Мелькнул платок её​И это каждый ​
​бередить».​

​хватать его только ​И сын каждый ​
​Как мать вели,​Трудились – мучили детей.​
​Не надо раны ​Мне не стало ​
​Телогрейку с собой.​Мне не забыть,​

​Творили будничное дело,​
​«Не надо,​покоя.​
​войну​
​С крыльца.​Умно. Намеренно. Умело.​

​Я слышу иногда:​

​без сна и ​

​Не взял на ​

​Столкнул его​Мужчины мучили детей.​
​забыть?​В наших спорах ​
​стройку.​
​Фашистский часовой​на войне.​А может, нам о них ​
​был из нас​Ходил он на ​
​Штыком​Когда ты погиб ​Опять блокада…​
​понять, кто же прав ​
​работал,​Звал отца,​
​Я вырос. Я кончил девятый,​Опять война,​Мне теперь не ​
​Отец в ней ​Он бился,​
​наравне.​
​дома не был…​вернулся из боя.​
​смолой.​
​Ещё живой,​

​И станут дружить ​

​Четыре с лишним ​

​Только он не ​

​потом она и ​

​Братишка был​

​Сравняются ростом ребята​

​такую создал.​

​вода,​
​И пахнет и ​Вдали…​
​во второй.​Ведь это я ​
​и та же ​Висит в коридоре.​

​её​
​А я перешёл ​
​кусочки неба.​Тот же лес, тот же воздух ​
​Отца телогрейка​Я слышал крик ​ты кончил четвёртый,​

​И целовал в ​
​– опять голубое,​Телогрейка​
​Как мать вели,​В то время ​
​схватил – и к звёздам!​То же небо ​

​мельком увидал.​

​Мне не забыть,​Заступник, гигант и герой!​А я её ​
​всегда:​
​Лишь взгляд твой ​Любила укрывать.​
​и гордый​Сказала: «Дядя, нету хлеба!»​так? Вроде всё как ​невольно​
​Клетчатым платком​О мой благородный ​

​А дочка, разведя руками,​
​Почему всё не ​

​И дрогнуло сердце ​И тёплым,​
​спел.​дома не был…​чудеса.​позвал,​
​Сынком​Все песни отцовские ​Четыре с лишним ​
​И молча совершают ​Случайно на танец ​Она звала меня​

​за это​

​на камни.​

​в пекло схватки​

​вечере школьном​

​И вспоминаю мать,​

​А я великану ​И котелок упал ​
​Такие молча входят ​
​Тебя я на ​За станком​
​не смел.​
​Девчурка, остренькие плечи!​
​эти хмурые леса.​
​по врагу.​Теперь стою я​
​Никто меня тронуть ​

​Девчурка маленького роста,​Он шёл сквозь ​
​Все яростней бил ​
​Нам токари нужны.​
​всё лето.​
​Открылась дверь, и мне навстречу​
​в прятки,​
​вальс вспоминая,​токаря,​
​Ходили мы вместе ​очень просто…​

​смертью не играя ​
​Но школьный наш ​
​Теперь учусь на ​
​носил.​
​А всё случилось ​С врагом и ​
​каждом шагу.​
​войны…​И длинные брюки ​
​сорок пятом году.​стекали с бороды.​

​Ждала смерть на ​Приехал я с ​
​перочинный,​
​С утра в ​В железный ковш ​
​Снаряды летели взрываясь,​

​Приехал издалёка я,​

​И ножик вертел ​

​мая​
​Два впалых глаза. Капли тёплой крови​От дома, родных и подруг.​
​Мне не забыть​сил,​Что было девятого ​
​И жадно пил. Смотрели из воды​слепо​

​(А. Твардовский)​С сознанием собственных ​
​на роду,​брови​
​Война отлучила нас ​
​бы докурить.​

​заправским мужчиной​
​Нам знать довелось ​Он не стонал. Он только хмурил ​
​руинах вокруг.​
​Ты лучше дал ​А был он ​

​Но мы-то доподлинно знаем,​понимаю их язык.​
​Все было в ​– Ну, сирота. – И тотчас: – Дядя,​
​за ним.​
​споют.​но я не ​

​лето,​
​рот открыть.​Я мчался вприпрыжку ​
​И песни какие ​
​дети,​И кончилось мирное ​

​Еще он медлит ​

​лесам и полянам.​

​расскажут,​и слышу, надо мной играют ​

​войну.​

​серьезно глядя,​
​Он брёл по ​
​Какие там сказки ​
​привык​Ушел воевать на ​
​В лицо тебе ​

​одним.​салют,​
​в земле чужой, я к этому ​
​призыву​
​спрашивать не лень.​
​Нам весело было ​
​Какой там ударит ​
​уже десятилетья​

​По первому фронта ​
​И как им ​
​дружил с великаном.​
​додуматься даже,​
​И я лежу ​
​тишину.​же,​
​Я в детстве ​И мне не ​
​найдёшь его, а жаль…​
​Порвали в момент ​всё про то ​
​войны.​
​войны.​
​Теперь уж не ​
​и взрывы​

​Любой и каждый ​
​Разносящая вести с ​
​Не видевший этой ​
​на Сашу!​Вдруг гул самолетов ​
​Досады давнишняя тень.​
​Письмоносица, почтальонка,​
​армии маршал,​
​Мой друг сказал: – Как он похож ​до конца.​
​И на лице, в глазах, похоже, –​
​полно седины.​И выедет к ​
​обочине лежал.​
​Не зная судьбы ​
​– Сынок, должно быть сирота?​

​Только в косах ​Армейские трубы страны,​
​убитый Ганс в ​
​вместе беспечно,​Глядит, задумался мужчина.​
​Малолетка еще, девчонка –​
​Поднимут старинные марши​
​А через день, когда вернулись наши,​
​И было так ​

​Проносят пыльные борта.​

​имя – Беда.​

​слёз.​

​откупиться так.​
​сердца,​Стремглав попутные машины​
​Без вины дали ​Отпразднуют люди без ​
​от смерти думал ​Здесь наши сроднило ​

​– в рот.​Письмоносице, почтальонке​
​Победу девятого мая​он закопал меня, немецкий мальчик, – ​
​Казалось, что счастье навечно​
​С великой бережностью ​Горя горького череда.​

​берёз​нашей, мой недавний враг,​
​милую речь.​И, как большой, с ладони крошки​
​Вести черные – похоронки,​
​В краю белоногих ​в земле не ​

​Да слышал лишь ​и счет.​
​беды привет.​Когда это будет, не знаю,​
​незрячих,​ясные очи,​
​Всему суровый вес ​

​Если там от ​запас.​
​видеть глаз моих ​
​Что видел лишь ​Горбушка хлеба, две картошки –​
​слишком,​

​Вечной прочности вечный ​
​И чтоб не ​так увлечь,​
​пайком.​Тяжела эта сумка ​у России​
​понимал его язык.​Меня ты смогла ​

​Чтоб закусить сухим ​
​и бед…​
​Что гадать! – Был и есть ​но я не ​
​нам ночи –​дороге,​

​От людского горя ​слабейших из нас?..​
​ли, проклятья,​
​Тогда не хватило ​Привал устроил на ​
​сердчишко​Даже в самых ​

​он бормотал молитвы ​
​мельком увидал.​узелком​
​Защемит у девчонки ​столько силы​как старик,​
​Лишь взгляд твой ​С худым заплечным ​

​глазах белый свет…​И откуда взялось ​о смерти рассуждая ​
​невольно,​босоногий​
​И померкнет в ​дошла.​имея и понятья,​
​И дрогнуло сердце ​В пилотке мальчик ​

​Замолчат, закричат, заплачут…​В кирзачах стопудовых ​
​О жизни не ​
​позвал,​
​босоногий​конверт –​

​победному Маю​судьбы концом.​
​Случайно на танец ​
​В пилотке мальчик ​Коли серый казенный ​
​Сквозь пожары к ​моей или своей ​

​вечере школьном​(К. Симонов)​
​Треугольник – живой! Удача!​Как же я, и худа, и мала,​
​он, напуган​
​Тебя я на ​мальчишки он.​

​тревогой ждут.​
​не совсем понимаю,​

​и удивлённо плакал ​
​Предвоенный вальс​А там, где отнят у ​
​И с сердечной ​До сих пор ​
​лице своё лицо,​(В. Туркин)​

​не там, где прежде жили,​Почтальонку вдали приметят​
​в меня.​
​узнав в моём ​Наверное, не ведала Земля.​
​Теперь мой дом ​

​Бабы – в поле, то сеют, то жнут.​Не верила б ​
​гитлерюгенд,​поцелуя,​
​бою воинский закон.​В деревнях – старики да дети,​
​То она​И обомлел недавний ​

​Нежней и бескорыстней ​Призвал нас к ​
​окрест.​Россию,​
​надо мной.​Лицом к земле, губами шевеля, –​
​тобою дорожили,​

​По пяти деревенькам ​
​Не верила в ​
​и наклонился тихо ​…Когда упал он, встретив пулю злую,​
​За все, чем мы с ​А что впроголодь…Бегать легче​

​Если б я​мне какой-то Гансик​
​старшины.​
​своей земли.​
​– с сумкой наперевес.​Посреди ревущего огня.​

​и подошёл ко ​Полученной с ладони ​
​И поцелует горсть ​Ей с утра ​
​Давала людям силы​
​всей войной,​

​от махорки,​
​возвратится с нами​Ребятишкам – картошка в печке,​
​Лишь любовь​напуганный до смерти ​
​А огоньком моршанским ​

​Как тот мальчишка ​работу пора.​
​К Родине любви.​пугался,​
​в час луны.​
​там, в пыли,​

​И опять на ​
​И острее​
​и пушек не ​
​Не сладким поцелуем ​Которыми я плакал ​

​Не лиши только, Боже, надежды…​
​Не знаю чище​
​И я лежал ​
​поцелуем горьким.​

​теми же глазами,​
​Как в далеком-далеком вчера.​Только времени​
​среду положить.​Их обожгло не ​
​Я должен видеть ​

​как прежде,​
​Войной не рви,​
​меня забыла в ​
​губах.​

​сможет до конца.​Он придет, и все будет ​
​Душу мне​
​на подводу​В мальчишеских доверчивых ​
​Домой прийти не ​Ждут и верят, что он придет.​

​Память,​и похоронная команда ​сила​этого мальчишку,​пишет –​Пепелища…​ушли назад, оставив рубежи,​И первая накапливалась ​Кто раз увидел ​Слава Богу, отец с фронта ​Раны,​взводу​пропах…​оборвало сердца.​уж год.​Похоронки,​
​роте и по ​Окопный запах – им весь мир ​А нам оно ​Мать болеет почти ​Зазмеились около Москвы.​Друзья мои по ​Ветром доносило.​знаешь понаслышке,​братишек,​Словно обнажившиеся нервы,​утекло.​
​Звучала клятва…​Ты это горе ​Дома двое младших ​Заградительные рвы,​в соседнюю воронку ​

​Да – реже – губы жёсткие отца.​

​пора домой…​

​окрест.​

​Помнишь?​
​в школе,​

               
​губы мамы​
​был и мне ​По пяти деревенькам ​
​В сорок первом.​

​и всё, чему меня учили ​
​в жизни только ​Что я там ​
​нужно​Опустила руки​
​небо, как стекло,​И знал он ​

​другие,​Разнести Нюрке почту ​
​давно,​В глазах разбилось ​
​его лица.​
​Ты говоришь, что есть еще ​наперевес​

​Опустила руки бы ​поле.​
​Не тронуло ещё ​рукой…​
​С сумкой кожаной ​
​России,​

​четверг на минном ​
​одной чертой упрямой​Проснувшись, он махал войскам ​
​стужей​Была не дочь ​
​Меня нашли в ​И время ни ​

​навстречу из России.​
​в слякоть, в метель со ​Если б я​
​суда.​не целовал.​
​Мы шли ему ​В зной и ​

​В душе черным-черно?..​

​от нашего грядущего ​

​Девчонок он ещё ​

​лафете спал.​
​По прозванию Нюрка-беда.​

​В час, когда​больше было деться​

​Ни в роще, ни в подъезде, ни у клуба​Седой мальчишка на ​
​Письмоносица, почтальонка,​Вдруг берутся силы​
​чтоб некуда им ​их нетронутый овал.​
​заснувшую игрушку,​

​худа.​
​И откуда​тех, кто войну готовит, – навсегда,​
​Так чист был ​
​Прижав к груди ​Невысока и очень ​

​мы.​детство​
​И губы – ученические губы…​Привязанный к щиту, чтоб не упал,​
​Ей пятнадцати нет. Девчонка.​Над землёй зажгли ​
​Пусть уличит истерзанное ​искренних речей.​

​Отец был ранен, и разбита пушка.​Т. Черновская​
​в честь Победы​
​детских рук.​И гулы самых ​
​для ребенка нет.​помните о них!​
​Звёзды, что салютом грозным ​

​подымет ввысь обрубки ​

​погоны​

​Отныне в мире ​Услышьте их и ​

​И неодолимы​
​за счастие народов​
​На мальчике несмятые ​
​Отцу казалось, что надежней места​и великих!​

​планеты,​
​за прочный мир,​
​Военный быт – до мелких мелочей…​
​лафет.​О, матери стран малых ​

​страже люди всей ​
​когда замрут вокруг,​
​усталые вагоны.​Был исцарапан пулями ​
​милых мам своих…​Но стоят на ​

​двенадцать лет,​
​Я помню те ​
​крепости, из Бреста.​
​В предсмертном зове ​

​Сделать чёрным хочет.​Пусть ветеран, которому от роду​
​Губы​Его везли из ​
​в последнем крике,​
​золотое​храбрейшими людьми.​

​(К. Ваншенкин)​

​десять дней.​

​Их губы запеклись ​Горе тем, кто это небо ​

​как равные с ​

​было не беда.​
​Ему зачтутся эти ​
​не сохранят?»​Той весенней ночи.​
​являлись маленькие инвалиды,​
​Все б это ​
​этом свете​Неужто люди мир ​
​наполнен красотою​мир,​

​выжили,​

​на том и ​остынет?​
​И поныне мир ​везде, где люди защищают ​
​Ах, если бы ребята ​
​За десять лет ​
​«Неужто память жгучая ​
​В звёзды превратились.​
​И я хочу, чтоб, не простив обиды,​– ни следа…​

​с ней.​
​огня:​вернулись,​
​стучат коротенькие костыли.​И от былого ​
​Погибла мать. Сын не простился ​
​Из бликов пискаревского ​
​землю больше не ​
​все земные звуки,​
​Косицы светлые острижены,​

​на лафете.​

​и Хатыни,​И они на ​
​не походя на ​Едва окончилась война.​
​Майор привез мальчишку ​
​Из пепла Бухенвальда ​
​светились.​
​чёрствую кору земли,​
​за третьего,​на лафете…​

​тьмы,​

​И во мгле ​

​Как гулко в ​

​Но вышла девушка ​

​Майор привез мальчишку ​

​душу из могильной ​

​небо уходили пули​

​О, сколько их, безногих и безруких!​

​Уже готовится она.​
​(Э. Портнягин)​
​Глядят нам в ​Быстрой трассой в ​
​вновь готовит раны.​
​И каждый ждал: душой согреть его​Мамая.​
​с укоризной​Помните, ребята?​
​и детям мира ​А каждый думал, что его.​
​И отступает конница ​
​Их мертвые глазёнки ​
​было это,​детских слёз,​
​и надеялся,​Пересвет,​
​чумы.​
​На берлинской автостраде ​и ждёт невыплаканных ​
​А каждый верил ​На поле умирает ​
​Кровавый след коричневой ​Кто из автомата.​
​бомбовоз,​Ждала двоих, не одного.​
​такая…​жизней —​
​пистолета,​за бомбовозом строит ​
​Она ждала их, красна девица,​
​Никто не знал, что есть река ​

​Тринадцать миллионов детских ​

​тьму небес из ​

​Проклятье тем, кто там, за океаном,​бой они ушли.​

​Дон, и тыщу лет​итог.​

​Кто палил во ​

​Проклятье разжигающим войну!​И в первый ​

​— Текла Непрядва в ​Прошедших войн трагический ​

​Русского оружья:​О, детская немыслимая стойкость!​

​серьезные,​мгновений:​

​людей остался дольше​

​подтвердили славу​тела протянув…​

​И встали мальчики ​Для этих полусказочных ​

​Чтоб в памяти ​Мы салютом личным ​

​обрубки рук вдоль ​земли.​

​слова​– каменный Цветок,​

​Караульной службы,​

​солдатской койке,​

​Зовя сынов родной ​Вы берегли высокие ​

​А в Ленинграде ​В сорок пятом, в мае, вопреки уставу​

​Лежал тихонько на ​трубы грозные,​

​тени…​

​воздвигнут в Польше,​

​солдата!​

​плач.​Но тут запели ​

​Растут его таинственные ​Им скорбный монумент ​Есть звание российского ​Он знал уже: в бою постыден ​Рассчитывали на успех.​слегка,​рост?​у нашего бойца, –​– и застонать боялся.​одинаково​Сегодня мир смешается ​новый станет в ​Пусть нет фамилии ​И вот лежал ​И оба парня ​надо!​

​Когда ж подлесок ​
​утрата, –​
​круглый мяч…​– у всех.​
​Нет электричества — ну и не ​
​горелом:​
​И скажем, как ни велика ​Любил ловить зелёный ​

​Но первая любовь ​И, слава богу, отменён диктант.​
​надеждой, как в лесу ​
​сердца​
​Он музыке учился, он старался.​
​у всякого,​
​отрада.​И грусть с ​

​Соединим же верные ​пять.​
​Любовь бывает не ​Свеча и сумеречная ​
​недород​долгие года!​
​то время было ​
​влюблены.​весело дрожат:​
​На много поколений ​Воздвигли памятник на ​

​А мальчику в ​В девчонку были ​
​На стенах блики ​
​сразу постарела,​родному брату​
​локоть руки оторвало.​из девятого​
​вдоволь.​
​Без них Европа ​Мы по оружию ​

​Ему ж по ​
​Два наших парня ​
​И слушатели сновидений ​Для жизни, счастья, мира и труда.​
​никогда!​
​мать.​
​до войны,​огольцы​

​Кто землю по-хозяйски обживают​Она не умирает ​
​убил сестру и ​
​Полгода с лишним ​
​За партами сидели ​
​строят города,​неколебима свята,​
​При нём снаряд ​Мир отрочества угловатого.​

​вдоволь,​Хлеба растят и ​

​И дружба воинов ​

​мальчика видала.​

​Первая любовь​
​В очередях намёрзшиеся ​глины обжигают,​
​бойца.​Я в госпитале ​
​(Л. Шмидт)​Семейные добытчики, гонцы,​
​Тех, кто горшки из ​Перед бессмертным подвигом ​к друзьям.​
​«Я спою тебе, родной!»​порох.​
​мир.​молчанье головы склоняем​И вновь приполз ​
​Папа, милый! Вот он, рядом!​На переменах поджигаем ​
​И в чём-то обеднеет целый ​И мы в ​
​тьмы огня –​Весь изранен, но живой,​
​чердаке,​И в чём-то человечество отстанет,​
​Он был – мы знаем – верным до конца.​
​Я вырвался из ​И однажды, как награда,​Находим автомат на ​
​людьми,​фамилии не знаем, –​
​И, люк откинув, сам​лишь тишина.​
​город,​
​Над взрослыми серьезными ​Пусть мы его ​
​Держись, сказала, за меня.​А в ответ ​
​Ночами затемняется весь ​
​взлетят волшебной стаей​
​ним.​подведу.​
​спросит снова,​
​невдалеке, ​Мечты их не ​
​погибла вместе с ​
​И я не ​Но при этом ​
​Еще война гудит ​
​весны.​Она в бою ​
​всего одна,​Песни раненым она,​Урок истории​
​На мирное цветение ​книжки –​
​Я на земле ​
​Бесконечно петь готова​
​(Людмила Миланич)​радости не брызнет​
​при нём военной ​
​свою звезду,​
​Кличут девочку бойцы.​
​срок.​
​Их смех фонтанов ​
​И не было ​И верь в ​
​И, по-взрослому, солдаткой​Я на вечный ​
​пламени войны.​парнишка,​
​Держись, сказала мне она,​

​хрипотцы,​

​И его запомнила​

​Сгорело в адском ​Истерзанный свинцом лежал ​
​в огне,–​
​Вновь поёт до ​Гордый тот урок,​
​жизней​храним –​
​И я горел ​Проглотив слезу украдкой,​
​О «войне» тот горестный,​Тринадцать миллионов детских ​
​до сих пор ​
​была броня​
​взор.​Это тоже месть…​
​А. Молчанов​
​Мы этот образ ​Когда в огне ​
​От девчонки малой ​Получу «отлично» я —​
​каменный Цветок.​
​Известные солдаты подошли…​
​Она сказала мне,–​солдаты​
​смерть,​
​Виден этот белый ​
​солдата​меня.​
​Вдруг отводят все ​Нынче жизнь и ​
​Всей земле Российской, всей земной планете​К могиле неизвестного ​
​Учила жизнь сама ​

​сих пор,​

​Но «войною» меряем​

​белый лепесток.​
​нам неизвестна дата…​– Я ещё, ребята, не жила… ​В том, что живы до ​
​Выбрать «тишину»?​Поднял выше леса ​
​И гибели его ​Девочка лепечет, умирая:​
​виноваты​Может, для примера мне​
​камни, что сильней столетий,​
​семьи своей вдали,​
​села,​
​И как будто ​Помню лишь «войну»…​
​Он пророс сквозь ​
​Он умер от ​На краю отбитого ​
​воевал?»​Шлю «войне» проклятия,​
​цветёт Цветок.​
​забыть!​сарая,​
​Вместе с папой ​
​Чтобы я жила.​их память здесь ​
​Лишь бы не ​
​Там, где возле чёрного ​Где-то там, в сторонке дальней,​
​еще,​Пусть теперь в ​
​это,​
​он сейчас году.​
​Папу где-нибудь встречал?​
​И далекий бой ​приносили.​
​Не забыть бы ​В сорок первом ​
​случайно​Мама умерла…​
​мы им не ​

​бы это,​

​Подожди его, жена, немножко – ​Может, кто из вас ​
​воющим —​И цветов тогда ​
​Только не забыть ​ходу.​
​Но я верю: папа жив!​А за словом ​
​Был обряд блокадный, как война, жесток.​Верить и любить.​
​Закурить пытаясь на ​— Вот, пришла нам похоронка…​
​Нет — чего?— «войны».​братские могилы.​
​Будем жить, встречать рассветы,​отойдет к окошку,​
​Низко голову склонив,​В падеже родительном:​
​Их похоронили в ​Кончилась война.​
​Вздрогнет он и ​«Я спою, — в ответ девчонка, —​
​Нынче для страны?​слёз.​однажды​
​войны.​
​бойцы.​Что всего существенней​Чтобы всех оплакать, нам не хватит ​
​На большой земле ​Вдруг увидит ветеран ​
​Просят спеть ещё ​Вывожу — «война».​

​Мы сжимаем зубы, чтоб не разрыдаться.​

​В мире тишина,​

​Отблеск зарев, колыханье дыма​
​Вспоминают дом счастливый,​
​Сразу, без сомнения,​грома мирных гроз?​
​Задохнулись канонады,​
​глаза устремлены,​
​отцы​«а»,​
​Сколько не услышит ​Жаль, не навсегда.​
​Что в его ​Чьи-то братья и ​
​Женский род на ​
​– юных ленинградцев?​Выплаканы слёзы,​
​в глазах любимой,​
​переливы​Первое склонение —​
​Сколько их погибло ​
​Были выплаканы слёзы,​
​Через много лет ​И под звуков ​
​И пишу, пишу.​
​вами каменный Цветок.​
​Долгими года.​неумолима смерть…​
​цвет.​
​Опускаю голову​
​Плачет вместе с ​Были черными берёзы,​
​Но ко всем ​На больничный белый ​
​На перо дышу,​слезы,​
​Кровь-вода текла.​Восемнадцать – это восемнадцать, ​
​Льётся песня нежно, звонко​холодно,​
​Не стыдитесь, люди, и не прячьте ​
​меж берегами​смотреть:​
​Девяти неполных лет…​В классе очень ​
​ветерок.​
​А в реке ​ей в глаза ​
​Синеглазая девчонка​Война​
​Седины лохматит дерзкий ​И кружилась мгла,​
​И не могут ​Спою тебе, родной​
​(С. Маршак)​шепчутся берёзы,​
​в гари​
​неё толпятся​(Из "Мурзилки" военных лет.)​
​НЕ уйдет!"​
​У Дороги Жизни ​
​Как всходило солнце ​И бойцы вокруг ​
​(З. Александрова)​
​проклятый​
​город заслонял.​забыть!​
​– Я ещё, ребята, не жила… ​
​На фронте подрасту!​
​НИ один фашист ​Тех, кто детским сердцем ​
​Лишь бы не ​
​Санитарка шепчет, умирая:​И добавляет весело: —​
​И сказали: "От расплаты​
​будет,​

​это,​

​села,​

​Я, мама, на посту —​
​У ворот​Вспомните о тех, кто взрослыми не ​Не забыть бы ​
​На краю отбитого ​— Что голову повесила?​
​солдата​Подойдите ближе, головы склоня.​бы это,​
​На носилках, около сарая,​
​И тихо говорит:​Мы взглянули на ​
​Тормозни, водитель! Задержитесь, люди!​
​Только не забыть ​родная земля!​
​Сестра ремни поправила​"Ни" и "не"."​Дружбе, к Миру обращён.​
​Верить и любить.​Только ты да ​
​По маленьким болит. —​встречались сразу​
​Он призывом к ​Будем жить, встречать рассветы,​
​и будешь любимой,​А сердце-то, как правило,​
​Чтобы в ней ​на свете​
​Кончилась война.​Только ты мне ​
​мала!​

​Дайте мне,​

​горячим всех детей ​

​однажды​
​склонятся, дремля,​

​— Уж больно ты ​И сказал учитель: "Фразу​И к сердцам ​На большой земле ​Надо мной не ​

​катятся:​Часовой.​он навек взращен,​В мире тишина,​

​И доколе дубы-нелюдимы​У мамы слёзы ​
​окно глядел немецкий​
​На земле священной ​
​Задохнулись канонады,​Я всем сердцем, ты знаешь, любил.​

​Своё мне отдала.​К нам в ​
​блокадных детях​этого легче?​
​родимую землю​платьице​
​Угловой​

​Памятью нетленной о ​Но разве от ​
​Лишь тебя и ​
​Она в подарок ​соседской​
​каменный Цветок.​

​не ставят крестов,​счастлив я был:​
​пора.​Из ворот избы ​
​Их встречает белый ​
​На братских могилах ​

​Только вами и ​Сестре на фронт ​
​Как тюрьма.​
​Слева, на кургане, к солнцу устремлённый​
​покрепче.​

​внемлю,​
​с погонами,​
​голой,​
​Залитой асфальтом — мчит машин поток.​

​Сюда ходят люди ​всем сердцем и ​
​На ней шинель ​
​Наша школа стала ​
​– сглаженной, спрямлённой,​–​

​Только вам я ​Военная сестра,​
​И дома.​По Дороге Жизни ​
​нет заплаканных вдов ​
​с Родиной мне.​Теперь сестра учёная,​

​Обобрали наши школы​

​А. Молчанов​

​У братских могил ​

​Ты простишь вместе ​В укрытие несла.​

​В эти дни.​

​забыть, не простить​
​Горящее сердце солдата.​с любимой​
​Откапывала раненых,​стояли фрицы​
​все страной не ​горящий рейхстаг,​

​А такую разлуку ​
​Влетала, как стрела,​А в селе ​
​Чтобы лычковскую боль ​Горящий Смоленск и ​
​в тишине,​

​В дымящие развалины​
​"Не" и "ни".​
​каждое слово,​Горящие русские хаты,​
​Надо мною грустят ​С пожарным рукавом.​

​Проходили мы частицы​своё страшной повести ​
​танк,​Это значит, дубы-нелюдимы​
​Она стояла гордая​Шел урок.​
​Врезать в сердце ​

​огне видишь вспыхнувший ​Это значит… сырая земля.​
​Дрожал огромный дом.​деревенской​
​монумент, расспросить,​А в Вечном ​
​Не подумай, что это – другая.​

​городом,​– В нашей школе ​
​пассажиры спешат поглядеть ​единую слиты.​
​не внемля,​Шумел пожар над ​
​Паренек:​

​бегут поезда. Остановка – Лычково.​

​Все судьбы в ​

​Нежным письмам твоим ​

​Влезала на чердак.​
​Мне рассказывал смоленский​
​А по рельсам ​
​Персональной судьбы –​вернусь, дорогая,​
​мальчишками​
​"Не" и "Ни"​левой щеке – до скончания дней.​
​одной​
​Если я не ​

​Она всегда с ​
​(Б. Пастернак, 1941 г.)​
​И осталась на ​
​Здесь нет ни ​
​Навеки!​
​враг —​Не смогут позабыться.​
​побежала​плиты.​
​спасём​Над нашим домом ​

​Мученья маленьких калек​капля бронзы слезой ​
​А нынче гранитные ​
​И внукам дадим, и от плена ​
​крышами,​
​Исчезнут очевидцы.​
​Говорят, при отливе её ​
​земля на дыбы,​
​тебя пронесём,​

​Когда летал над ​
​Настанет новый, лучший век.​
​руку прижала…​Здесь раньше вставала ​
​Свободным и чистым ​
​мала.​Вифлееме.​
​к сердцу дрожащую ​
​зажигает.​
​Великое русское слово.​

​Хоть ростом так ​
​Как Ирод в ​
​В смертном ужасе ​
​И Вечный огонь ​
​тебя, русская речь,​
​Моя сестрёнка — смелая,​Когда он делал, что хотел,​
​словно средь взрывов, в огне,​цветов​
​И мы сохраним ​

​Вчера ещё была.​
​Сполна зачтется время,​
​– девочка,​
​К ним кто-то приносит букетик ​без крова,​
​белая​
​Запомнится его обстрел.​Перед рваною глыбою ​
​них не рыдают.​
​Не горько остаться ​

​У ней косичка ​
​За это поплатиться.​

​войне:​
​И вдовы на ​
​пулями мёртвыми лечь,​лет.​
​враг​Скорбный памятник детям, погибшим в проклятой ​
​не ставят крестов,​
​Не страшно под ​Что ей семнадцать ​
​Сторицей должен будет ​Лычкове на площади, возле вокзала,​
​На братских могилах ​

​не покинет.​
​не верили,​
​Изборождавший лица.​
​И воздвигли в ​
​Я его научу, как жить!​
​И мужество нас ​
​И там сестре ​страх,​
​родных.​в нём,​

​на наших часах,​
​и нет.​
​Не сможет позабыться ​
​О совсем незнакомых, безвестных, но всё же ​
​Воскреси меня завтра ​
​Час мужества пробил ​
​Но меньше так ​
​Вовеки не простится.​

​горькую память​дорожить,​
​ныне.​мерили,​
​Детей разбуженных испуг​селом дорогую и ​
​Не умели мы ​
​И что совершается ​Ей все шинели ​
​Отстроится столица.​
​И храня всем ​
​И за то, что последним днём​

​на весах​
​пят.​
​Все переменится вокруг.​страны​
​меня.​
​Мы знаем, что ныне лежит ​
​Шинель до самых ​Страшная сказка​
​скорби и славы ​Как задумала ты ​
​Моховой.​

​И выдали суконную​
​(С. Михалков)​
​ними в дни ​Мальчик бронзовый, вот такой,​
​И Витьку с ​На складе говорят.​
​Его недетские глаза.​
​Горько плача над ​огня​
​Бронной​Нога мала, — смущённые​
​Расскажет все, на что глядели​

​страдальцев цветами,​

​Встанет завтра цветком ​Серёжку с Малой ​

​Влезают две ноги.​

​Родные слыша голоса,​
​Убирая могилу невинных ​
​рекой​Мир вечный, мир живой,​
​— мы видели —​И он, прижавшийся к шинели,​
​их остывшим телам,​
​Над рассветной твоей ​
​спасённый,​В один сапог ​
​Окликнет русский часовой.​

​Отдавая заботы тепло ​
​открывать.​
​Но помнит мир ​
​Большие сапоги.​
​Его, как друга, в темный вечер​им матерей заменили.​
​Чтобы лучшить и ​
​Моховой.​выдали​
​горой,​

​Но лычковские женщины ​
​жить и сметь,​И Витька с ​
​Сестре на складе ​
​Выть может, вон за той ​
​и мам.​
​Для того чтобы ​
​Бронной​
​Военная сестра.​

​Он знал, что где-то недалече,​Ленинградские дети – далёко от дома ​
​Сам приученный убивать,​
​Серёжка с Малой ​Теперь сестра военная,​
​Десятилетний человек.​
​в скромной могиле​
​на смерть,​
​сырой​Она ещё вчера.​
​русоголовый​кладбище​

​Я хозяином шёл ​
​Лежат в земле ​
​Была обыкновенная​Бежал к своим ​
​в Лычкове на ​
​громе твоих пустынь.​Вислой сонной​
​Моя сестра​в снег,​
​Вечным сном спять ​Шёл я в ​
​В полях за ​

​(Н. Доризо)​
​По грудь проваливаясь ​
​детей.​гость​
​Все замужем давно.​Его постирали?​
​Все видевший, на все готовый,​
​Нету боли страшнее, чем видеть страданья ​
​и не как ​Девчонки, их подруги,​
​руки​

​Увидели его глаза.​

​не тронет?​

​Не как странник ​

​кино.​Не ваши ли ​
​Должно быть, слишком много сразу​убийство детей беззащитных ​не отринь,​
​Без них идёт ​ли,​
​слеза.​Да кого же ​От груди своей ​

​Друзьям не встать. В округе​Такое забудешь едва ​Не проложила путь ​
​лычковцы считали своей.​горсть​Моховой.​
​Синее небо —​его ни разу​
​И беду ленинградцев ​Ты кровавого праха ​

​В окне на ​Мирное​Но по щеке ​
​горя чужого, беды постороннее,​тобой.​
​Малой Бронной,​А первое​
​не мог!​На Руси нету ​Возвращаюсь к тебе ​

​В окне на ​В корыте…​Озябших рук согреть ​
​это простить!​Здравствуй, матерь-земля, пора!​
​Пылает над Москвой​Дымная пена​своим дыханьем​
​И клялись отомстить… Разве можно всё ​отхлынул бой.​Свет лампы воспалённой​

​Вздымается​Как долго он ​как над ними, не стыдясь, и мужчины рыдали​
​Но сошёл и ​спят.​
​Устало стоите.​Ночь скоротавши, как зверек,​
​могиле, как павших солдат, схоронить?​«ура»,​

​Их матери не ​мною​
​В нетопленной, разбитой бане​Чтобы в братской ​Где-то плачущий крик ​
​квартире​Вот вы предо ​
​не поглядел.​частям собирали,​грязь.​

​Одни в пустой ​

​года.​

​И вслед ему ​

​Разве можно забыть, как детей по ​
​Занесённого в эту ​
​Который год подряд​
​Весны сорок пятого ​у порога​
​простим.​
​или божка,​
​мире​Солдатские прачки​
​Никто не обнял ​

​И фашистских пилотов-убийц никогда не ​
​Как у бонзы ​
​А где-то в людном ​
​Большого похода,​одел,​
​забудем.​Перекидывалась, трясясь,​
​Моховой.​
​Глину​Его теплее не ​
​во веки не ​на плечо башка​

​И Витька с ​
​Кровавую потную​
​дорогу​
​Мы трагедию эту ​
​И с плеча ​Бронной​
​Одёжи​
​Никто в далекую ​
​Кто-то, сам погибая, пытался другого спасти…​

​Выползали на пятерню.​Серёжка с Малой ​
​С жёсткой солдатской​По солнцу – прямо на восток.​
​плач в рёве, грохоте, «юнкерсов» гуде,​Сине-розовые кишки​
​сырой​
​Смываете​
​Спешит, торопится парнишка​
​Глохли крики и ​Выбегали навстречу дню,​
​Лежат в земле ​

​На изъеденной коже​
​По огородам, без дорог,​
​кусты.​Крови красные петушки​
​Вислой сонной​
​До ссадин больных​Накинув старый зипунишко,​
​плотью земля и ​С развороченным животом.​
​В полях за ​В мыле стиральном​
​на селе…​

​И кровавились детскою ​
​окоп пустой​
​чужую.​
​Своими ручонками​И не находит ​
​рубашонки,​
​Я свалился в ​
​кровь​Во дворе госпитальном​
​кого-то ищет​

​пламени платьица и ​

​Мы кричали «ура»… Потом​

​из-под ногтей я ​

​А здесь, у корыт,​Он целый день ​
​И мелькали средь ​Погоди, дай припомнить… Стой!​
​и выковыривал ножом​Куклам платочки?​
​в золе,​крыльях кресты,​свой народ.​

​глушили водку ледяную,​Полоскали вы​
​До глаз испачканный ​над ними на ​Возможность умереть за ​
​А потом​Давно ль​теплом пепелище,​
​И зловеще чернели ​школьницы считали​Бой был коротким.​Мамины дочки,​

​И пес на ​мальчишки, девчонки,​
​А высшей честью ​штыком дырявящая шеи.​Вчерашние школьницы,​
​закат.​
​станции в страхе ​

​тот зловещий год,​окоченевшая вражда,​года.​
​Тревожно смотрят на ​И метались по ​Нет, не заслугой в ​
​через траншеи​
​Весны сорок пятого ​Родные тонкие березки​усмешкой своей.​

​Смотрю назад, в продымленные дали:​И нас ведёт ​Солдатские прачки​
​хат.​Ухмыляясь злорадной арийской ​потом…​
​ждать.​Будни похода,​На окнах съежившихся ​
​теплушки,​И прочие регалии ​не в силах ​

​Нелёгкие​Крест-накрест синие полоски​
​и точно бомбили ​сорок первом. А медали​
​Но мы уже ​делили​
​Десятилетний человек​Но пилоты спокойно ​Так было в ​
​проходит мимо.​

​Вы с нами ​

​(С. Михалков)​

​от вагонов – десятки детей!..​охрипший военком.​
​И смерть опять ​Солдатские прачки​
​девятой.​только дети бегут ​
​Нас гнал домой ​Разрыв – и лейтенант хрипит.​

​(Б. Ласкин, 1944)​
​Три тысячи двести ​солдаты, не пушки,​
​С восторгом нас, девчонок, не встречали​мины.​
​Привет, Василь Васильевич, примите наш привет!​жертвы​

​было видно, что там не ​
​б мне!​что я притягиваю ​
​тринадцать лет.​
​Снятый Гитлером с ​

​Им в прицел ​
​Победы стыдно было ​Мне кажется, что я магнит,​
​Василию Васильичу всего ​с заплатой.​
​с крестами?..​Как в День ​

​снега пехота.​не ведет.​
​Этот детский ботинок ​поездами нависнут машины ​
​жизнь моя иначе,​и вмёрзшая в ​
​работает и бровью ​

​–​
​И над их ​Когда б сложилась ​
​Ракеты просит небосвод​А он себе ​
​Среди сотен улик ​не в тыл, а навстречу войне,​

​на войне.​идёт охота.​
​нем идет,​
​преступлений.​Что детей отправляют ​Стать девушке солдатом ​
​За мной одним ​Уральские молва о ​

​По кровавым следам ​
​той стороне,​Нет, это не заслуга, а удача​
​черёд,​За горы за ​
​Суд народов идет​быстро окажутся в ​

​бывала никогда…​
​Сейчас настанет мой ​девчат.​
​– на колени!​Что фашисты так ​
​Я позже не ​И, значит, смерть проходит мимо.​

​не оглянется, не смотрит на ​
​Палачей и убийц ​

​тревожном июне представить,​

​такой богатой​Разрыв – и умирает друг.​
​А он и ​
​Час расплаты пришел!​в Ленинграде в ​
​Такой нарядной и ​

​пыли минной.​
​Девчата им любуются, подходят и молчат,​
​разных сословий…​Кто же мог ​
​– не беда!​и почернел от ​

​повешена отличия медаль.​Разных наций и ​
​тихих местах.​Пусть сапоги протёрлись ​
​вокруг​
​На грудь ему ​

​Сотен тысяч людей​уберечь в этих ​
​топорщились заплаты,​
​Снег минами изрыт ​готовая деталь,​
​пролитой крови​

​Тех, что город хотел ​Пусть на локтях ​
​час ожидания атаки​
​В минуту получается ​Запах тлена и ​
​Ленинграда, двенадцать вагонов,​

​Шинельку обгоревшую свою.​–​
​не может обогнать.​
​Здесь впитала земля​Целый поезд детей ​
​Как норковую шубку, я носила​

​час в бою ​

​Никто Василь Васильича ​

​Французы, австрийцы, бельгийцы.​

​–​

​тряпью –​

​Ведь самый страшный ​

​его снимать.​

​Чехи, греки, евреи,​
​Враг, нагрянув с небес, разбомбил пассажирский состав ​

​Весёлое презрение к ​можно плакать.​
​Фотографы газетные бегут ​молиться:​первого года​
​с фронтов России​а перед этим ​
​Работает, старается гвардеец тыловой.​
​О спасенье пытались ​безоблачный день сорок ​
​Я принесла домой ​идут,– поют,​
​С глазами светло-синими, с кудрявой головой​языках​
​Здесь в июльский ​
​мать.​Когда на смерть ​
​Привет, Василь Васильевич, примите наш привет!​Здесь на всех ​
​краю новгородской земли.​От слёз ослепнувшая ​
​потомков.​
​токаря, пожалуй, лучше нет.​Одежду убитых считали?​
​Небольшое село на ​тревоге​
​и в сердцах ​Во всем Урале ​А потом хладнокровно​
​–​
​Спросила вся в ​Такой же чистой ​
​не ведет.​Где вешали, жгли и пытали,​
​нам стало Лычково ​– Кто там?.. –​кровь​
​работает и бровью ​

​место,​

​скорби и братства ​

​встречать…​

​Да будет наша ​

​А он себе ​В это страшное ​
​Вот таким местом ​Но некому её ​
​Мы – это мы.​нем идет,​
​ноги​печальной дали.​

​пороге,​
​преклонить и скомкать.​
​Уральские молва о ​Пришли эти детские ​
​то, что осталось в ​

​Победа встала на ​
​Чтоб волю русских ​За горы за ​
​Кроме той, по которой​Держат в памяти ​
​встать с земли,​

​врагов,​
​И весело командует: "За дело, токаря!​
​дороги,​земле, чьи названия, словно оковы,​
​Чтоб никогда не ​Что нет таких ​

​приходит чуть заря​В целом мире ​
​Есть места на ​упал последний,​
​Мы знаем всё,​Туда Василь Васильевич ​нашлось​
​А. Молчанов​Но лишь когда ​По приказу.​

​Стоит, гудит, работает заводик номерной.​Неужели другой не ​
​мельком увидал.​фронт ушли,​
​Но действуем – спокойно, ​горой​
​девятый"?​

​Лишь взгляд твой ​

​Шесть сыновей на ​
​учащённый стук,​

​кузнице за каменной ​
​"Три тысячи двести ​
​невольно​победу,–​
​Мы слышим сердца ​В великой русской ​
​Под порядковый номер​И дрогнуло сердце ​Она молилась за ​
​И сразу​
​Василий Васильевич​проклятый,​
​позвал,​
​оживу.​
​орлы.​
​(Т. Черновская)​В этот список ​
​Случайно на танец ​Я почувствую,​Набрав, вступают в бой ​
​войны.​сюда, в этот склад,​
​вечере школьном​раны –​
​высоту​Разносящая вести с ​
​Как попал он ​Тебя я на ​Подыши на свежие ​
​Сделав круг и ​Письмоносица, почтальонка,​
​Женя?..​по врагу.​
​на траву,​А в небе,​
​полно седины.​

​Или русская девочка ​

​Все яростней бил ​

​Опустись ко мне ​

​вымпелы Балтфлота​
​Только в косах ​

 
​Кто носил его? Владек?​
​вальс вспоминая,​Появись, отведи туманы,​

​К победе рвутся ​
​Малолетка еще, девчонка –​В Мелитополе? В Кракове? В Вене?​
​Но школьный наш ​Стынуть буду – теплом повей.​
​Грохочут поезда,​имя – Беда.​
​Кто чинил его? Где?​каждом шагу.​
​словом,​
​Блестят штыки,​Без вины дали ​
​Правый ботинок. С заплатой…"​
​Ждала смерть на ​
​Помяни меня добрым ​
​русская пехота.​Письмоносице, почтальонке​
​"Обувь детская. Ношена.​Снаряды летели взрываясь,​
​сдержи суховей,​Преград не знает ​
​Горя горького череда.​девятый".​
​От дома, родных и подруг.​
​Хоть на миг ​Это не беда.​

​Вести черные – похоронки,​
​"Три тысячи двести ​слепо​
​степи багровой –​–​
​беды привет.​

​книге:​Война отлучила нас ​
​Пуля свалит в ​Пусть враг коварен ​
​Если там от ​Его номер по ​
​руинах вокруг.​в дому.​
​хочет.​
​слишком,​и детской.​
​Все было в ​Ночью ставни открой ​
​на что не ​Тяжела эта сумка ​
​Среди обуви взрослой ​
​лето,​шумную крышу,​
​А жаловаться ни ​и бед…​
​лежал​И кончилось мирное ​
​Хлынь дождём на ​Лежит солдат – в крови лежит, в большой,​От людского горя ​
​Он на складе ​войну.​

​приму.​
​за почесть.​сердчишко​
​немецкой,​Ушел воевать на ​
​Сновиденья за явь ​

​страх – за совесть и ​
​Защемит у девчонки ​С аккуратностью чисто ​
​призыву​тебя услышу,​
​И не за ​глазах белый свет…​
​Занесенный в графу​По первому фронта ​
​Я сквозь грохот ​пошёл.​
​И померкнет в ​Детский ботинок​
​тишину.​любви.​
​Он без повесток, он бы сам ​Замолчат, закричат, заплачут…​
​(И. Карпов)​
​Порвали в момент ​До окопов голос ​
​Едва ли.​конверт –​
​нашего народа.​
​и взрывы​Донесётся, как песня, с ветром​
​не стучал, он мог?​
​Коли серый казенный ​Кто такие мальчики ​
​Вдруг гул самолетов ​
​–​
​А если б ​Треугольник – живой! Удача!​
​четыре года,​до конца.​
​Чистым именем назови ​машинкой трибунал.​
​тревогой ждут.​Показали мальчики за ​
​Не зная судьбы ​светлым,​В тылу стучал ​
​И с сердечной ​Шпрее – в сорок пятом,​вместе беспечно,​
​Назови меня именем ​офицеры шли, шагали.​
​Почтальонку вдали приметят​Волгу – в сорок первом,​
​И было так ​солдат.​С ним рядом ​
​Бабы – в поле, то сеют, то жнут.​Повидали мальчики – храбрые солдаты –​
​сердца,​И нет безымянных ​
​слал.​
​В деревнях – старики да дети,​Уезжали мальчики – стиснув автоматы.​
​Здесь наши сроднило ​
​дорогу.​
​Ему военкомат повестки ​окрест.​
​сражений, на броне покатой​Казалось, что счастье навечно​
​Уходят солдаты в ​

​Нет, он не мог.​
​По пяти деревенькам ​

​В черный дым ​

​милую речь.​

​Тревогу горнисты трубят.​

​Да мог ли? Будто? Неужели?​
​А что впроголодь…Бегать легче​свистку в атаку.​

​Да слышал лишь ​

​Играют горнисты тревогу.​

​Он мог…​
​– с сумкой наперевес.​
​Поднимались мальчики по ​ясные очи,​
​назови.​мох,​

​Ей с утра ​поддаваться страху,​
​Что видел лишь ​
​Ты имя моё ​рвать намокший кровью ​
​Ребятишкам – картошка в печке,​

​Не хотели мальчики ​

​так увлечь,​Ты вспомни меня, дорогая,​Он мог не ​работу пора.​совести и чести…​

​Меня ты смогла ​Как ласточки, письма любви.​своей постели,​И опять на ​Не продали мальчики ​нам ночи –​


Атака

​края,​с женой в ​
​Не лиши только, Боже, надежды…​побег на месте,​
​Тогда не хватило ​Летят из далёкого ​
​Он мог лежать ​Как в далеком-далеком вчера.​
​Убивали мальчиков за ​мельком увидал.​
​отдана.​
​иначе,​как прежде,​
​собаки.​
​Лишь взгляд твой ​
​И верность любви ​Он мог лежать ​
​Он придет, и все будет ​
​Догоняли мальчиков лютые ​невольно,​
​Солдатского сердца отвага​Лежит солдат.​
​Ждут и верят, что он придет.​страшные бараки,​
​И дрогнуло сердце ​одна.​
​распластав,​пишет –​
​Попадали мальчики в ​
​позвал,​И Родина тоже ​
​Большие руки вяло ​
​Слава Богу, отец с фронта ​
​Умирали мальчики, где – не знали сами…​Случайно на танец ​
​в жизни Присяга,​Предсмертным умиранием охвачен,​
​уж год.​
​степями,​
​вечере школьном​


Ветеран

​Одна у нас ​
​Последнею усталостью устав,​Мать болеет почти ​
​Отступали мальчики пыльными ​
​Тебя я на ​Погибшие рядом встают.​
​А Родину сберёг.​
​братишек,​Уходили мальчики – храбро песни пели,​
​Н. Стах​
​живыми,​не пожалел,​
​Дома двое младших ​Уходили мальчики – на плечах шинели,​
​«Я спою тебе, родной!»​Равняясь незримо с ​
​Себя в бою ​окрест.​
​Мальчики​Папа, милый! Вот он, рядом!​
​дают.​
​Он сделал всё, что мог:​По пяти деревенькам ​
​(В. Берестов)​Весь изранен, но живой,​
​Какое с рожденья ​
​И для тебя, и для меня​нужно​
​Я помогаю маме.​И однажды, как награда,​
​имя,​друг.​
​Разнести Нюрке почту ​Мать заменила папу.​
​лишь тишина.​У каждого личное ​
​Твой самый лучший ​
​наперевес​Подобными делами.​
​А в ответ ​
​старшина.​Навек запомни: здесь лежит​
​С сумкой кожаной ​Отец не занимался​
​спросит снова,​В лицо узнает ​
​Учёный иль пастух, – ​
​стужей​

​Блаженной, довоенной,​Но при этом ​
​поверке​шахтёр,​
​в слякоть, в метель со ​той далёкой,​
​Песни раненым она,​Солдат по вечерней ​
​был ты – рыбак,​В зной и ​
​Но в жизни ​Бесконечно петь готова​
​тишина.​Кто б ни ​
​По прозванию Нюрка-беда.​заменой.​
​Кличут девочку бойцы.​В казарме стоит ​
​Всем сердцем поклонись.​Письмоносица, почтальонка,​
​Что стал отцу ​
​И, по-взрослому, солдаткой​Зарница вечерняя меркнет.​
​Могиле этой дорогой​


Под Курском

​худа.​Я искренне уверен,​
​хрипотцы,​

​и свят.​Но здесь остановись,​
​Невысока и очень ​Мужчина. Старший в доме.​
​Вновь поёт до ​Их подвиг прекрасен ​
​шёл, ни ехал ты,​Ей пятнадцати нет. Девчонка.​
​Кормилец и добытчик.​Проглотив слезу украдкой,​закрыты,​
​Куда б ни ​Стихи о почтальонке​
​гастрономе.​взор.​
​Глаза их Победой ​Колокольный звон…​
​(А. Молчанов)​Стригут мне в ​
​От девчонки малой ​спят.​

​По солдатам, в битве павшим, –​помните о них!​
​талоны​
​солдаты​Там самые храбрые ​
​Низкий наш поклон…​
​Услышьте их и ​С трёх карточек ​
​Вдруг отводят все ​
​зарыты,​Всем солдатам воевавшим​
​и великих!​капли жира.​
​сих пор,​


Курган Победы

​В родимую землю ​За великий Дон.​
​О, матери стран малых ​На ней ни ​
​В том, что живы до ​
​свою.​За Кавказ, Кубань и Волгу,​
​милых мам своих…​–​
​виноваты​За горькую землю ​
​За родимый дом.​В предсмертном зове ​
​Посуду мыть несложно ​И как будто ​
​не жалели​пригорки,​
​в последнем крике,​Подметена квартира.​
​воевал?»​
​Но жизни своей ​
​За берёзы и ​Их губы запеклись ​
​Полны водою вёдра.​
​Вместе с папой ​смертном бою,​
​бой.​
​не сохранят?"​Всегда найдётся дело.​
​Где-то там, в сторонке дальней,​И падали в ​
​Ждал их страшный ​Неужто люди мир ​
​для мужчины​
​Папу где-нибудь встречал?​шалели​
​немцы русских,​
​остынет?​Но в доме ​
​случайно​Солдаты в окопах ​

​Но не знали ​"Неужто память жгучая ​
​Квартира опустела.​
​Может, кто из вас ​солдат.​
​Фрицы шли стеной…​
​огня:​работе.​
​Но я верю: папа жив!​
​И нет безымянных ​Погибали в мясорубке:​
​Из бликов пискаревского ​Мать вечно на ​
​— Вот, пришла нам похоронка…​
​солдаты.​в бой идти?​
​и Хатыни,​
​Как следует мужчине.​Низко голову склонив,​

​Лежат под землею ​
​С чем же ​

​Из пепла Бухенвальда ​


Сын

​отныне,​«Я спою, — в ответ девчонка, —​
​раскат.​
​– Автоматы, танки, где вы?​
​тьмы,​
​Я должен жить ​бойцы.​
​Идёт за раскатом ​
​груди:​душу из могильной ​
​причине​
​Просят спеть ещё ​
​раскаты.​
​С ужасом в ​Глядят нам в ​
​И по такой ​
​Вспоминают дом счастливый,​Гремят над землёю ​
​первом​с укоризной​
​призвали.​отцы​
​И, значит, Родина жива.​
​Отступали в сорок ​
​Их мертвые глазёнки ​Отца на фронт ​
​Чьи-то братья и ​на востоке,​
​В сёлах, городах.​чумы.​
​Мужчина​переливы​
​Но солнце всходит ​
​косила​
​Кровавый след коричневой ​(А. Барто)​
​И под звуков ​трава,​
​Смерть косой людей ​жизней —​
​А много, много горьких лет.​цвет.​
​В крови пожухшая ​Голод, пытки, страх.​
​Тринадцать миллионов детских ​не семь, не восемь,​
​На больничный белый ​истоки,​
​всей России:​итог.​
​Как будто ей ​Льётся песня нежно, звонко​

​Пусть замутились рек ​


Бессмертие. Посвящение генералу И. Панфилову

​Стон стоял по ​Прошедших войн трагический ​

​Пошутишь с ней, – молчит в ответ.​Девяти неполных лет…​
​пути.​враг.​

​людей остался дольше​спросишь,​

​Синеглазая девчонка​Всё, что пережито в ​

​Не сломил их ​
​Чтоб в памяти ​

​Она молчит, о чем ни ​Л. Шмидт​
​плечи​

​свято –​
​– каменный Цветок,​Большая, тяжкая тоска.​

​ищет.​Взвалив на согнутые ​
​Верили в Победу ​А в Ленинграде ​

​заметней​Девочка куклу уплывшую ​
​Но знали – надобно идти,​шаг.​

​воздвигнут в Польше,​На детском личике ​

​Снится, как в тёмной, сырой глубине​

​Не знали, близко иль далече,​
​Шли за шагом ​Им скорбный монумент ​

​огонька.​ладожском дне.​

​и шли.​


Стихи  о  матери

​Родину солдаты​рост?​
​Как два померкших ​Тех, кто остался на ​
​Из окруженья шли ​
​В бой за ​
​новый станет в ​
​Глаза девчонки семилетней​большие глазища​
​…От Минска, Витебска и Орши​слезах.​
​Когда ж подлесок ​В дни войны​
​Сняться мне часто ​глухая скорбь земли.​
​Но душа в ​
​горелом:​◘ Война и дети​
​тревожит во сне.​В ней вся ​

​Прошлое рекой уплыло,​


Мститель

​надеждой, как в лесу ​(Русские пословицы.)​
​В странных виденьях ​
​разлуки горше?​Седина в висках.​
​И грусть с ​умри, но не сходи.​
​колышет,​
​Кто знал такой ​–​
​недород​С родной земли ​
​Ветер минувшего память ​
​Зарытых наскоро друзей.​Сердце словно опалило ​
​На много поколений ​
​красна.​груди прижимала…​
​привалах​
​них…​сразу постарела,​
​отчизну и смерть ​
​Та, что девчурка к ​Мы оставляли на ​
​Возлагает Отчизна на ​
​Без них Европа ​
​В бою за ​кукла одна,​
​– голосей.​
​венки, а надежды​Для жизни, счастья, мира и труда.​

​Отечественной войне 1941-1945 гг.)​


Маленькой  дочери

​Выплыла только лишь ​И плакал ветер ​
​И ещё не ​Кто землю по-хозяйски обживают​
​(Стихи о Великой ​
​старых, и малых.​пятнах алых,​
​ходят в живых,​строят города,​ПОПУЛЯРНЫЕ НОВОСТИ​
​И поглотила и ​Качалось небо в ​
​И друзья мои ​Хлеба растят и ​
​ВОЙНЫ​
​до дна​
​засохший зной.​молод, как прежде,​
​глины обжигают,​
​СТИХИ О ГЕРОЯХ ​Ладога вдруг распахнулась ​
​Смывая с губ ​Будто снова я ​
​Тех, кто горшки из ​РАЗДЕЛЫ ПРОЕКТА​
​и смяло.​из копытца,​
​году?​мир.​
​Знаем Россию!​Взрывом баржу разорвало ​
​Мы пили воду ​
​Будто я – в сорок первом ​И в чём-то обеднеет целый ​
​Патриотическое воспитание​прижала…​

​лесной​


Детский  плач

​чаще,​И в чём-то человечество отстанет,​
​Любим Россию!​Девочка куклу сильнее ​
​Когда на просеке ​мне снится всё ​
​людьми,​бы докурить.​
​смертельном броске.​
​дни забыться,​Так зачем же ​
​Над взрослыми серьезными ​Ты лучше дал ​
​Злобно завыли в ​Как могут эти ​
​закату иду, –​взлетят волшебной стаей​
​— Ну, сирота. — И тотчас: — Дядя,​Бомбы, оскалив взрывателей жала,​
​без тебя.​
​Я неспешно к ​Мечты их не ​

​рот открыть.​

​Два «Мессершмита» сорвались в пике.​

​Мы поняли, что нет нас ​…Я старею, живу в настоящем,​
​весны.​
​Еще он медлит ​
​воде пробежала,​

​печали​
​завтра умрёт.​На мирное цветение ​
​серьезно глядя,​
​Чёрная тень по ​

​годину горя и ​
​Он за Родину ​
​радости не брызнет​
​В лицо тебе ​

​Девочка, куклу обняв, задремала.​Но лишь в ​
​встретит Победу,​
​Их смех фонтанов ​спрашивать не лень.​
​большую волну.​

​Вела вперёд, заботясь и любя.​
​Мой товарищ не ​
​пламени войны.​
​И как им ​

​Спрятав на время ​
​Земля моя! Ты нас, как мать, качала,​вперёд.​
​Сгорело в адском ​
​же,​

​качала,​
​целовал…​
​Неприятель всё рвётся ​
​жизней​все про то ​

​Ладога нежно детишек ​Товарищ землю жарко ​
​битвы неведом,​
​Тринадцать миллионов детских ​
​Любой и каждый ​баржу потянул.​
​головою,​Нам исход этой ​
​мировой войне​Досады давнишняя тень.​
​К дальней Кобоне ​
​Как, к солнцу повернувшись ​на войну.​

​детей, погибших во Второй ​


Стих про войну про мальчика

Утро 9-го мая

​И на лице, в глазах, похоже, —​от причала,​
​час я увидал,​
​Лейтенант нас привёз ​Памяти 13 миллионов ​
​— Сынок, должно быть сирота?​Старый буксир отошёл ​

​В рассветный этот ​В дачном поезде, в мирном вагоне​
​(А. Молчанов)​
​Глядит, задумался мужчина.​груди прижимала.​
​боя,​сну.​

​каменный Цветок.​Проносят пыльные борта.​
​Девочка куклу к ​миг, за полчаса до ​
​И знобит нас, и тянет ко ​Виден этот белый ​
​Стремглав попутные машины​своё.​

​И в этот ​Мы шагаем – и головы клоним,​
​Всей земле Российской, всей земной планете​пайком.​
​В сердце горе ​Заговорил, защёлкал соловей…​шоссе!..​
​белый лепесток.​

​Чтоб закусить сухим ​
​крахмала,​
​Заливисто, неистово, пьяняще​Над шершавою шеей ​
​Поднял выше леса ​

​дороге,​Лица недетские цвета ​
​ветвей​
​И шлагбаум, как нож, занесённый​
​камни, что сильней столетий,​Привал устроил на ​

​в неё.​В причудливом сплетении ​
​оловянной росе,​
​Он пророс сквозь ​узелком​
​Дети блокады садились ​И вдруг, наполнив посвистами чащу,​

​И трава в ​цветёт Цветок.​
​С худым заплечным ​
​принимала –​Здесь тишь, как тетива, напряжена.​
​бессонной,​их память здесь ​

​босоногий​Груз драгоценный баржа ​
​воздух.​
​О, рассвет после ночи ​Пусть теперь в ​
​В пилотке мальчик ​А. Молчанов​

​Но здесь война. Здесь пахнет гарью ​Была зелёная трава.​
​приносили.​
​— Кука-реку! Ура! Кукареку!​
​Приезжай, забери нас отсюда! Мы близко!..»​древняя луна.​

​голубое,​мы им не ​
​крыла:​голоса: «Мама! Мама!​
​Плывёт над миром ​
​Чтоб было небо ​И цветов тогда ​


Простился с домом на рассвете

​вскочил, как ударит в ​И почудятся вдруг ​
​тишь. Безмолвие и звёзды.​Жить начинавшие едва,​
​Был обряд блокадный, как война, жесток.​И на крышу ​
​обелиска,​А в роще ​
​собою,​братские могилы.​
​Встрепенулся, под стать человеку,​
​вновь скорбный текст ​Пылают, словно свечи, хутора.​
​…Они прикрыли жизнь ​Их похоронили в ​
​учуял, что наша взяла,​Перечтём вновь и ​
​вымершей дороги​Как души, рвутся из земли.​
​слёз.​
​И как только ​Помолчим возле них, стиснув зубы упрямо,​
​И вдоль рокадной ​обелиски,​
​Чтобы всех оплакать, нам не хватит ​
​беднягу сквозь крышу.​
​в новом столетье.​
​утра.​По всей России ​
​Мы сжимаем зубы, чтоб не разрыдаться.​И стреляли в ​
​о них даже ​утра и до ​
​не смогли,​
​грома мирных гроз?​стреху.​
​Что мы плачем ​Орудья бьют с ​
​Мы никогда бы ​Сколько не услышит ​
​И загнали куда-то его под ​
​не забыли,​ночной тревоги.​
​год неблизкий​– юных ленинградцев?​
​Ловят по двору, бегают, слышу,​И цветы говорят, что о них ​
​Опять звучит сигнал ​Забыть тот горький ​
​Сколько их погибло ​
​они петуху,​ленинградские дети.​
​нашего народа.​Была зелёная трава.​
​вами каменный Цветок.​Не давали покоя ​
​Спят погибшие здесь ​Кто такие мальчики ​
​голубое,​Плачет вместе с ​
​святую.​братской могиле​
​четыре года,​И было небо ​
​слезы,​боях за Родину ​


У вечного огня

​стороне в скромной ​Показали мальчики за ​
​Жить начинавшие едва,​Не стыдитесь, люди, и не прячьте ​
​Всех врагов в ​
​А в другой ​
​Шпрее – в сорок пятом,​
​поле боя,​
​ветерок.​Одолели, победили​
​салют оружейный.​Волгу – в сорок первом,​
​Они легли на ​

​Седины лохматит дерзкий ​— страну родную;​
​Рвёт минуту молчанья ​Повидали мальчики – храбрые солдаты –​
​И чей-то первый ученик.​шепчутся берёзы,​
​Защищя отчий край ​знамёна,​

​Уезжали мальчики – стиснув автоматы.​
​чей-то милый,​У Дороги Жизни ​
​щадили,​воинской славы склоняются ​
​сражений, на броне покатой​Здесь чей-то сын и ​
​город заслонял.​Они жизни не ​
​Здесь в дни ​

​В черный дым ​
​песен нет, ни книг.​Тех, кто детским сердцем ​
​домой советские солдаты.​героев сражений.​
​свистку в атаку.​
​О них ни ​будет,​
​Шли с войны ​Место памяти павших ​

​Поднимались мальчики по ​
​их фамилий,​
​Вспомните о тех, кто взрослыми не ​А дорогою степною​
​кладбище, старом, зелёном,​

​поддаваться страху,​
​Никто не знает ​
​Подойдите ближе, головы склоня.​
​Затуманились речные перекаты,​
​Есть на тихвинском ​Не хотели мальчики ​

​Была зелёная трава.​
​Тормозни, водитель! Задержитесь, люди!​горою,​
​«Мама!.. Ты говорила: бояться не надо!..»​совести и чести…​
​голубое,​

​Дружбе, к Миру обращён.​
​Солнце скрылось за ​составе.​
​Не продали мальчики ​И было небо ​
​Он призывом к ​И его одолели!​

​прямо в детском ​
​побег на месте,​у рва.​
​на свете​
​Мы ходили, дружок, на врага​Они рвутся уже ​

​Убивали мальчиков за ​В обнимку четверо ​
​горячим всех детей ​
​этой шинели​
​всё ближе, не зная пощады.​

​собаки.​боем –​
​И к сердцам ​
​Что вот в ​Бомбы к детям ​
​Догоняли мальчиков лютые ​Они снимались перед ​
​он навек взращен,​дорога,​
​снова свистит, воет, давит,​страшные бараки,​
​Герои мировой войны.​
​На земле священной ​

​Потому мне она ​


Полевая почта

​А над станцией ​
​Попадали мальчики в ​
​дети,​блокадных детях​
​Приглядись-ка получше!​
​Ведь она где-то рядом, неслышно, незримо…​
​Умирали мальчики, где – не знали сами…​Бойцы, ещё почти что ​
​Памятью нетленной о ​
​какая дыра,​
​–​
​степями,​
​Нечётко изображены​
​каменный Цветок.​
​На спине вон ​припала к надежде, как к маме ​
​Отступали мальчики пыльными ​
​газете​
​Их встречает белый ​


Вечер у мемориала

​Приглядись-ка получше,​И душа вновь ​
​Уходили мальчики – храбро песни пели,​
​На фотографии в ​

​Слева, на кургане, к солнцу устремлённый​
​грязна, и стара,​сквозь страх: «Мимо! Мимо!»​
​Уходили мальчики – на плечах шинели,​мавзолей…​

​Залитой асфальтом — мчит машин поток.​Ведь она и ​
​Радость робко прорвалась ​
​Забытый, маленький, лежу.​

​Как будто в ​
​– сглаженной, спрямлённой,​спросила.​
​в стороне, за домами.​

​незнаменитой,​шар земной,​
​По Дороге Жизни ​Я у папы ​
​Взрывы встали стеной ​На той войне ​

​Положен парень в ​Цветок жизни​


Память

​Почему не порвешь, не сожжешь? —​А совсем беззащитны, открыты для смерти.​
​Примёрзший, маленький, убитый​Руками всех друзей​
​(А. Молчанов)​спросила. —​
​прочном подвале,​
​я лежу,​бой…​
​забыть, не простить​
​Я у папы ​были не в ​
​Как будто это ​
​Давным давно окончен ​
​все страной не ​
​бережешь? —​Но сейчас дети ​
​Как будто мёртвый, одинокий,​Ветра разбег берут.​

​Чтобы лычковскую боль ​
​Почему ты шинель ​круговерти.​
​судьбы далёкой,​Грома тяжёлые гремят,​
​каждое слово,​
​Я помогаю маме.​Словно дома, в кошмарной тревог ​
​Мне жалко той ​
​Метелицы метут,​своё страшной повести ​
​Мать заменила папу.​

​детские рвали,​С чего – ума не приложу,​
​тучи спят,​
​Врезать в сердце ​Подобными делами.​
​и вой души ​

​жестокой,​


Война войне

​На рыжих скатах ​монумент, расспросить,​
​Отец не занимался​И опять свист ​
​Среди большой войны ​боков.​
​пассажиры спешат поглядеть ​Блаженной, довоенной,​

​разворота.​полу придержал…​
​Вокруг него с ​бегут поезда. Остановка – Лычково.​
​той далёкой,​
​груз сыпанул с ​Да лёд за ​

​пылят​
​А по рельсам ​Но в жизни ​
​А фашист уже ​бегом бежал​

​И млечные пути ​
​левой щеке – до скончания дней.)​
​заменой.​
​вагонов скорее!..»​А всё ещё ​

​На миллион веков,​
​И осталась на ​Что стал отцу ​
​«Выводите детей из ​
​Казалось, мальчик не лежал,​земля –​

​побежала​
​Я искренне уверен,​фронта…» –​
​Далёко шапка отлетела.​
​Ему как мавзолей ​капля бронзы слезой ​

​Мужчина. Старший в доме.​


Самураи в нашем городе

​же далёко от ​мороз прижал,​
​наград.​
​(Говорят, при отливе её ​Кормилец и добытчик.​
​«Как налёт? Но ведь мы ​Шинель ко льду ​
​Без званий и ​руку прижала…​
​гастрономе.​«Что случилось?» – «Налёт. Выходите быстрее!..» –​
​По-детски маленькое тело.​Всего, друзья, солдат простой,​
​к сердцу дрожащую ​
​Стригут мне в ​
​протяжный за окнами: «Воздух!»​Лежало как-то неумело​

​лишь солдат,​
​В смертном ужасе ​
​талоны​Только вдруг крик ​

​на льду.​


Бойцам на фронт!

​А был он ​словно средь взрывов, в огне,​С трёх карточек ​
​тихим…​Убит в Финляндии ​
​шар земной,​– девочка,​Всегда найдётся дело.​
​Всё вокруг, как во сне, было мирным и ​

​сороковом году​
​Его зарыли в ​
​Перед рваною глыбою ​для мужчины​
​Паровоз отцепился, поехал пить воду.​

​Что был в ​у войны.​войне:​
​Но в доме ​Поезд встал, отдуваясь, на станции Тихвин.​
​бойце-парнишке,​Видно, много белой краски ​Скорбный памятник детям, погибшим в проклятой ​
​Квартира опустела.​Бояться не надо! Мы едем! Мы едем!»​

​Две строчки о ​Стали волосы – смертельной белизны…​
​Лычкове на площади, возле вокзала,​
​работе.​
​И стучали колёса: «Бояться не надо!​книжки​

​цвет волос.​И воздвигли в ​
​Мать вечно на ​спасаемым детям,​
​Из записной потёртой ​У обоих изменился ​
​родных.​Как следует мужчине.​


На сопках Маньчжурии

​Всё спокойней дышалось ​
​белых журавлей.​Пьют зелёное вино, как повелось…​
​О совсем незнакомых, безвестных, но всё же ​отныне,​
​далеко от блокады,​

​А превратились в ​Ноги целы, руки целы – что ещё?​
​горькую память​Я должен жить ​
​Они были уже ​нашу полегли когда-то,​
​– к плечу плечо.​

​селом дорогую и ​
​причине​вагоны.​
​Не в землю ​Сыновья сидят рядком ​
​И храня всем ​И по такой ​

​И опять пересадка, и снова в ​
​пришедшие полей,​
​сосчитать.​страны​
​призвали.​

​Наконец, твёрдый берег – уже за блокадой!​
​С кровавых не ​
​Золотистых орденов не ​скорби и славы ​Отца на фронт ​
​с разгона.​Мне кажется порою, что солдаты​

​Оба сына, оба-двое, плоть и стать…​
​ними в дни ​Они придут, приедут…​
​Волны, словно таран, били в баржи ​земле.​
​в село.​Горько плача над ​

​—​
​по Ладоге, штормом объятой,​
​Всех вас, кого оставил на ​Оба сына воротилися ​
​страдальцев цветами,​

​Но верю я ​
​А потом путь ​Из-под небес по-птичьи окликая​
​Повезло ей, повезло ей, повезло! –​Убирая могилу невинных ​
​Все меньше их…​надо!…»​


Сердцем — к сердцу

​мгле.​три села вокруг.​
​их остывшим телам,​Отпраздновать Победу.​
​«Будет всё хорошо, и бояться не ​
​такой же сизой ​

​Повезло одной на ​Отдавая заботы тепло ​
​друзья​тревожном перроне вокзала:​
​Я поплыву в ​Повезло ей, привалило счастье вдруг.​
​им матерей заменили.​Приходят к дедушке ​

​Шёпот мам на ​журавлиной стаей​
​избу.​Но лычковские женщины ​
​беседы.​громады,​
​Настанет день и ​Похоронка обошла её ​

​и мам.​Их песни и ​
​Затемненных домов неживые ​место для меня.​
​судьбу.​
​Ленинградские дети – далёко от дома ​

​я​
​Надоевшие бомбоубежищ подвалы,​
​Быть может это ​

​Не гневила, не кляла она ​в скромной могиле​
​Люблю подолгу слушать ​
​прожекторном свете,​
​малый –​Воевали до Победы. Мать ждала.​
​кладбище​

​Победы.​

​Вой сирен, стук зениток в ​
​строю есть промежуток ​Оба сына, оба-двое, два крыла,​
​в Лычкове на ​
​Приходят в день ​Где-то там, позади артобстрелов раскаты,​

​И в том ​
​госпиталей.​
​Вечным сном спять ​друзья,​
​ленинградские дети.​на исходе дня.​

​Серый цвет прифронтовых ​детей.​
​Приходят к дедушке ​Вывозимые в тыл ​
​Летит в тумане ​полей,​
​Нету боли страшнее, чем видеть страданья ​Забытый, маленький, лежу.​

​–​
​клин усталый,​Злую зелень застоявшихся ​
​не тронет?​незнаменитой,​
​далеко от блокады ​Летит, летит по небу ​

​и чёрный дым,​


Солдатской матери

​убийство детей беззащитных ​
​На той войне ​
​Они были уже ​
​в небеса?​Рыжий бешеный огонь ​

​Да кого же ​Примерзший, маленький, убитый​
​А. Молчанов​
​Мы замолкаем глядя ​почуять молодым​
​лычковцы считали своей.​я лежу,​

​путях.​
​печально​Довелось в бою ​
​И беду ленинградцев ​Как будто это ​
​на железных скрещенных ​

​так часто и ​пояс и ушли…​
​горя чужого, беды постороннее,​Как будто мертвый, одинокий,​
​это, может быть, обломок детства​
​Не потому ль ​Поклонились маме в ​

​На Руси нету ​судьбы далекой,​
​это не игрушка, не пустяк,—​нам голоса.​
​Оба сына, оба-двое, соль Земли,​
​это простить!​Мне жалко той ​
​мысли деться:​Летят и подают ​

​Прокричали репродукторы беду.​

​И клялись отомстить… Разве можно всё ​С чего — ума не приложу,​
​Некуда от странной ​
​тех дальних​
​году​как над ними, не стыдясь, и мужчины рыдали​
​жестокой,​
​война.​поры с времён ​
​В сорок первом, в сорок памятном ​могиле, как павших солдат, схоронить?​
​Среди большой войны ​дотянулась до нее ​
​Они до сей ​
​черна…»​
​Чтобы в братской ​на льду.​крохотной потерей​
​белых журавлей.​«Слишком ночь была ​частям собирали,​
​Убит в Финляндии ​
​Так хоть этой ​
​А превратились в ​она, говорила:​
​Разве можно забыть, как детей по ​
​сороковом году​
​поймет она…​нашу полегли когда-то,​
​Хохотала над расспросами ​простим.​
​Что был в ​
​и разлуки не ​
​Не в землю ​Чёрным, будто обгоревшее смольё.​
​И фашистских пилотов-убийц никогда не ​бойце-парнишке,​
​поверит,​пришедшие полей,​
​чёрным-чёрным у неё.​
​забудем.​Две строчки о ​
​Маленькая смерти не ​С кровавых не ​
​А другой был ​
​во веки не ​
​книжки​грязь.​
​Мне кажется порою, что солдаты​сыночка родила…»​
​Мы трагедию эту ​Из записной потертой ​
​в жидкую струящуюся ​
​– на исходный рубеж.​
​«Я от солнышка ​
​Кто-то, сам погибая, пытался другого спасти…​на снегу.​теплушки​
​Ну а мы ​Мать шутила, мать весёлою была:​
​плач в рёве, грохоте, "юнкерсов" гуде,​И за ребёнка ​

​куклу затоптала у ​сводках прочтём: враг потери понёс,​


Июнь

​снегу.​Глохли крики и ​
​За кровь, пролитую в Поповке,​
​и толпа, к посадке торопясь,​Ну а в ​
​Рыжим, словно апельсины на ​

​кусты.​
​врагу​
​подал ей игрушки,​танком брешь.​
​рагу.​плотью земля и ​

​Пока не отомстишь ​Но никто не ​
​Ты закрыл своим ​Был он рыжим, как из рыжиков ​И кровавились детскою ​
​Не выпускай, боец, винтовки,​кукла вдруг.​
​вопрос:​Своею смертью покупать.​

​рубашонки,​Лежит убитая сестра.​
​и желанной эта ​Где ты, Валя Петров? – что за глупый ​
​Бессмертье своего народа​пламени платьица и ​
​вырытой могиле​красивой​

​Весь в огне, искалеченный танк!​мать,​
​И мелькали средь ​И в наспех ​
​показалась ей такой ​как подстреленный зверь,​
​На слёзы обрекая ​крыльях кресты,​
​двора,​материнских рук,—​

​Видишь – в поле застыл ​суровая свобода:​


Монолог убитого солдата

​над ними на ​Угнали маму со ​
​и рвалась из ​Просто так, просто так…​
​В нас есть ​
​И зловеще чернели ​

​его спалили,​просила​
​без потерь –​
​идти.​мальчишки, девчонки,​
​При нём избу ​Девочка кричала и ​

​Но не думай, что мы обошлись ​Тех, кто вперёд решил ​
​станции в страхе ​и перенёс.​
​горькой человеческой беды.​
​Лишь про то, сколько враг потерял.​
​окрыляет​

​И метались по ​А что узнал ​
​жестокой,​Информбюро​
​И слава мёртвых ​усмешкой своей.​
​он на свете,​

​полные внезапной и ​
​Сообщается в сводках ​на полпути,​
​Ухмыляясь злорадной арийской ​Три года прожил ​
​воды,​Кто считал, кто считал!..​

​Но мы ещё ​теплушки,​
​слёз,​
​молча шли, без света и ​–​
​знает.​и точно бомбили ​

​И плачет, как старик без ​

​к востоку,​полегло вдоль дорог ​
​Он мёртв. Его никто не ​Но пилоты спокойно ​
​Стоит белоголовый Петя​Эшелоны шли тогда ​
​Сколько павших бойцов ​Движеньем руку занеся.​

​от вагонов – десятки детей!..​
​и избы.​замечал дождя.​
​В. Высоцкий​лежит, усталым​
​только дети бегут ​От прежней жизни ​

​но никто не ​Будапешт.​
​Он на земле ​
​солдаты, не пушки,​
​И это всё, что уцелело​в березах,​

​Медаль за город ​
​Шинель запорошилась вся.​было видно, что там не ​
​трубы —​
​Теплый дождь шушукался ​его светилась​

​уж снегом талым​

​Им в прицел ​
​Обломок печки и ​низко плыл, в равнину уходя…​
​И на груди ​За пять минут ​
​с крестами?..​Испуганный котёнок белый,​

​от паровозов​Слеза несбывшихся надежд,​
​легче умирать.​
​поездами нависнут машины ​Последний гражданин села.​Над платформой пар ​
​Хмелел солдат, слеза катилась,​Лицом на Запад ​

​И над их ​
​Стоит, зажмурившись ребёнок —​путях.​
​покорил…»​
​–​
​не в тыл, а навстречу войне,​В селе, разрушенном дотла,​на железных скрещенных ​
​Я три державы ​– пусть узнает мать ​

​Что детей отправляют ​воронок​
​девочкой потерянная кукла​тебе четыре года,​Но сыну было ​
​той стороне,​Среди сугробов и ​
​а живет безделица, пустяк:​«Я шёл к ​воротит ей.​

​быстро окажутся в ​
​солдат!​памяти потухло,​
​в сердце говорил:​
​Победа сына не ​Что фашисты так ​
​В честь наших ​

​Много нынче в ​И с болью ​
​много горьких дней,​тревожном июне представить,​
​Отчизны,​
​В. Тушнова, 1943​Он пил – солдат, слуга народа,​

​Мать будет плакать ​в Ленинграде в ​
​В честь нашей ​

​отберет война!​
​пополам.​всю страну обнял.​

​Кто же мог ​звучат​
​Детство вновь не ​Вино с печалью ​
​Как будто разом ​
​тихих местах.​

​Недаром сегодня салюты ​на целом свете​
​из медной кружки​руки разбросал,​
​уберечь в этих ​отцам.​
​И пускай нигде ​

​И пил солдат ​Так широко он ​
​Тех, что город хотел ​
​Нашим дедам и ​Доброты, душевного тепла!​
​вовеки нам…»​снегу.​

​Ленинграда, двенадцать вагонов,​
​—​Мира вам, здоровья, долголетья,​
​Но не сойтись ​
​и замер на ​
​Целый поезд детей ​Спасибо доблестным солдатам ​

​праведной войны!​Сойдутся вновь друзья, подружки,​
​Так и упал ​–​
​нам,​Той большой и ​
​за упокой.​

​бегу,​Враг, нагрянув с небес, разбомбил пассажирский состав ​
​За то, что солнце светит ​
​недожившим детям​А должен пить ​
​Как шёл вперёд, как умер на ​

​первого года​счастливый час,​
​Мы живым и ​за здоровье,​
​Упал товарищ, к Западу лицом.​безоблачный день сорок ​
​За каждый наш ​должны​

​Хотел я выпить ​

​под яростным огнём​
​Здесь в июльский ​у нас,​
​Поклониться от души ​к тебе такой:​
​На пятый день ​краю новгородской земли.​
​За всё, что есть сейчас ​и горестный, и светлый,​Что я пришёл ​
​опять.​Небольшое село на ​в войне.​
​В этот день ​
​«Не осуждай меня, Прасковья,​на Запад шли ​
​–​Стал последнею точкой ​
​и Богом!​гробовой.​
​Мы по пятам ​нам стало Лычково ​
​пятого года​Чистые пред Родиной ​


Детали

​На серый камень ​пядью пядь​
​скорби и братства ​
​Майский день сорок ​Дочери страны! Ее сыны!​
​Бутылку горькую поставил​пять дней за ​

​Вот таким местом ​
​огне,​вас немного.​
​свой,​Вслед за врагом ​
​печальной дали.​

​Отстояли солдаты в ​На земле осталось ​Раскрыл мешок походный ​
​Под обстрелом, кричит…​то, что осталось в ​
​природа,​
​войны!​Вздохнул солдат, ремень поправил,​

​Кто-то там,​


За Родину!

​Держат в памяти ​Красоту, что дарит нам ​
​Девочки и мальчики ​Траву могильную качал.​
​«Сестрица!»​
​земле, чьи названия, словно оковы,​минут трубил тревогу.​
​посту стоял.​летний ветер​
​Как почти безнадёжно​Есть места на ​
​я эти пять ​

​Каждый на своем ​И только тёплый ​в ночи,​
​Лычково​скромным трубачом​
​Истину познавшие простую.​
​повстречал,​Что не слышишь ​
​Памяти ленинградских детей, погибших на станции ​когда б армейским ​
​час настал.​Никто его не ​
​Перед собой,​

​(А. Молчанов)​


Отрубим голову змее

​дорогу,​Чтоб скорее мира ​ответил,​
​Ведь нельзя притворяться​
​ищет.​всю жизнь свою ​Ношу непомерную, святую,​
​Никто солдату не ​Ты должна.​Девочка куклу уплывшую ​
​а славил бы ​
​слабеньких плечах​праздновать пришёл…»​Горят.​
​Снится, как в тёмной, сырой глубине​ни о чем,​Но несли на ​
​К тебе я ​от окопа​
​ладожском дне.​не пел бы ​Было неуютно, страшно, сыро,​
​Свой день, свой праздник возвращенья​В трёх шагах ​
​Тех, кто остался на ​
​Я о другом ​и в печах.​широкий стол,–​
​стали!)​


Клятва амурцев

​большие глазища​
​влезали в танки, закрывали люки.​В гетто умирали ​
​Накрой в избе ​(Они же из ​
​Сняться мне часто ​А немцы, кончив кофе пить, в тот миг​
​нетопленных квартирах,​угощенье,​
​Даже танки​тревожит во сне.​
​к ним руки.​
​Мерзли вы в ​
​Готовь для гостя ​


Мы победим!

​Повторяет комбат.​В странных виденьях ​
​и пограничник протянул ​своей страной.​
​Героя-мужа своего.​Хоть «Не смей!»​
​колышет,​
​Цветок, в росинках весь, к цветку приник,​Но честны перед ​
​Сказал солдат: «Встречай, Прасковья,​ли,​
​Ветер минувшего память ​
​обшарили немецкие бинокли.​ели,​
​у него.​


Город Ленина

​Хоть вернёшься едва ​груди прижимала…​
​травам и кустам,​пору досыта не ​
​Застряли в горле ​Ты должна.​
​Та, что девчурка к ​
​Зарю, что шла по ​Вы в ту ​
​Стоит солдат – и словно комья​
​Должна.​кукла одна,​
​они слегка поблёкли.​Дети, обделенные войной,​
​Травой заросший бугорок.​Проскочить под обстрелом​
​Выплыла только лишь ​
​и от росы ​повзрослели,​
​широком поле​И бруствер​
​старых, и малых.​
​Казалось, было холодно цветам,​
​Дети, что без детства ​Нашёл солдат в ​
​Ты должна оторваться,​
​И поглотила и ​всей земле.​
​немыслимой вернулись.​
​дорог,​Одна​
​до дна​
​Охраняет мир на ​С бойни той ​
​На перекрёсток двух ​От родного окопа​
​Ладога вдруг распахнулась ​Это он, солдат моей державы,​
​И молились, чтобы их отцы​глубоком горе​
​хруста,​и смяло.​
​Как маяк, светящийся во мгле.​но не прогнулись​
​Пошёл солдат в ​Стиснув зубы до ​
​Взрывом баржу разорвало ​славы,​
​На пределе сил,​


Товарищ воин!

​свою?​
​Побледнев,​прижала…​
​Он стоит, как символ нашей ​
​У станков стояли, как бойцы,​Кому нести печаль ​
​знает о войне.​
​Девочка куклу сильнее ​
​на руках.​Продержались, выжили, смогли!​
​идти солдату,​Тот ничего не ​
​смертельном броске.​С девочкой спасенной ​
​В поле, в оккупации, в плену,​Куда ж теперь ​
​не страшно,​Злобно завыли в ​
​Памятник Советскому солдату​земли!​
​семью.​
​Кто говорит, что на войне ​
​Бомбы, оскалив взрывателей жала,​
​Был воздвигнут, чтоб стоять века,​Поклониться нужно до ​
​Сгубили всю его ​
​Раз наяву. И тысячу – во сне.​
​Два "Мессершмита" сорвались в пике.​
​… И в Берлине, в праздничную дату,​Детям, пережившим ту войну,​
​хату,​
​видала рукопашный,​
​воде пробежала,​
​Люди, победившие войну!​


​— в рот.​Враги сожгли родную ​
​Я столько раз ​
​Чёрная тень по ​Рядовые Армии Советской​
​С великой бережностью ​
​научиться в школе!​Как никто другой.​
​Девочка, куклу обняв, задремала.​
​весну​И, как большой, с ладони крошки​
​Нельзя по книжкам ​ждать,​


​большую волну.​
​Подарили радость и ​
​и счет.​
​Как жалко, что науке доброты​
​Просто ты умела ​Спрятав на время ​


​детство,​Всему суровый вес ​
​Я это поняла, поймёшь и ты…​
​тобой,–​
​качала,​


​Скольким детям возвратили ​
​Горбушка хлеба, две картошки —​
​боли.​
​Только мы с ​


​Ладога нежно детишек ​Конев​
​и солнечных дней!​снять почти без ​
​Как я выжил, будем знать​баржу потянул.​
​Говорят, что утром маршал ​Больше вам добрых ​
​Когда их можно ​Ты спасла меня.​
​К дальней Кобоне ​землю опустил.​
​Дети войны, как и прежде, крепитесь!​
​приросшие бинты,​Ожиданием своим​


​от причала,​Он ее на ​
​разделяли людей!​Не надо рвать ​
​Как среди огня​
​Старый буксир отошёл ​И, погладив ласковой ладонью,​
​Сколько же лет ​
​медлительные руки.​Не понять, не ждавшим им,​
​груди прижимала.​огня.​
​Где ж вы, родные мои, отзовитесь?!.​Попасть в мои ​


​Скажет: – Повезло.​
​Девочка куклу к ​
​Девочку в коротком ​разной молвы.​
​всегда​металла​


​пыльной мостовой.​
​мае, на рассвете.​к кому,​
​Пусть небо будет ​строчат,​


​Починяет домик свой,​На крыльце сидит ​
​Передавал эфир,​Война народам не ​
​у вас игра?​
​(1941. — 10ноября).​


​За чистый воздух ​
​Закрой дорогу на ​
​Они зовут тебя ​
​любовь.​С победой ждёт ​


​Товарищ воин!​на века!​
​И гремит призыв ​
​скачет Медный Всадник!​
​На врага встают ​Блока,​


​Питерская гвардия жива!​
​Улицы, где жил великий ​Пламенный Трибун и ​
​Как маяк, он высится над ​В зареве огня ​
​Равняться по гвардейскому ​
​Отныне мы даём ​
​Народный гнев и ​-Вечны звёзды Кремля, Русь сынами жива,​
​неприступен, Москва!​
​И разделим заботы ​


​Не будет в ​каждый дом. И в этот ​над страной мы ​
​…Средневековый изувер, обезумевший гад​траве след кованых ​В родные светлые ​
​и мелкая граната​фашистов до конца,​
​В атаку, воины! Бойцы великой рати!​врага!​


​подвигов настали:​Темнело в глазах, когда эти детали​
​И все это ​Винтовки немецкой в ​
​Траншеи кормили крапивною ​Чей-то бред? иль далеких миров ​
​встретил в золе,​заката.​
​Гарь и копоть ​сплошь одинаков:​
​-А я не ​веселей​
​Которой так недоставало…​И вспомнилось поле ​
​орден не дали?​-Раненько ж ты ​
​Не веря, что это не ​родные края​
​Он ранен был ​моей вины,​
​Насвистываю что-то вдохновенно…​Прикидываю, сколько может «сдунуть»​
​И успокоюсь, запустив станок.​К людской цепочке ​


​картошки​беду,​
​тяну к себе ​
​зовет чуть слышно ​
​мир без опозданья ​
​весны.​
​Военною зимой перед ​Война — такое зло, что не бывает​
​Вскормленные, мы долго будем ​
​замечательным отцом.​Он мог в ​
​Но, без отцов воспитанные ​
​Нина Стручкова​Так чекань же, поэт, строку,​
​с Амура камушки​На Амуре, в родном далеке.​
​услышать песни​окончанье пути…​
​Отомстил я врагам ​Но таежным законам ​
​поцелуя,​И ночь лежит ​
​в вагоне.​Туда, на фронт, я уношу с ​
​вас,​
​И наш сынишка ​
​Как будто рядом ​Вдруг помрачнел, закрылся дымкой темной,​
​Оно пришло оттуда, от границы.​
​обелисках​они и в ​


​уж не вернется:​В них острой ​
​силы, ни сердца.​мы — ветераны!​
​Страна мужала, празднуя успех,​                                               стройплощадки.​
​Он, как в бою, вновь за страну​лишь женщины да ​


​Но разве может ​Как говорится, даже без царапин.​
​смертям назло,​
​навстречу​врагам твоим отвечу,​
​назови​
​смелым партизанам​горячую влилась.​
​сердцем не носила,​
​Чуткой предрассветной тишиной,​мая​
​споют.​


​Какой там ударит ​армии маршал,​
​Отпразднуют люди без ​Сергей Орлов​
​Плечо — к плечу,​Желанным,​
​земные недра,​Но выстрелы под ​


​и сердца.​От старика и ​
​—​
​Пришли к городам ​
​Пусть ветер шумит​Сегодня жена​
​с тобою,​


​—​Знать, дымом глаза застилает…​
​Родины милой.​Над старой солдатской ​
​лихие,​вокруг непогода шумит,​
​снега!​
​Но будут гибелью ​Наденет шерстяные рукавицы​
​Зима придёт союзницею ​
​И шапки и ​патриотов​
​—​


​зная,​Не сдаст врагу ​
​Без автоматов, сумок и регалий,​Они мечтали горд ​
​и робко,​
​Николай Поварёнкин – первый поэт Комсомольска-на-Амуре​


​В едином порыве ​
​в бой,​С дороги, фашистская гадина!​
​до Таллина​Наполнившись жаждой отмщенья,​
​видал!​
​Враг в ночь ​
​умрёт​
​любовь свою храня…​
​как целовал он ​


​Себе он верен ​Мне то не ​
​На нём жестокий ​войне​
​Я не горел ​
​строим,​ещё облаков паруса.​
​два огня.​Солнце на закате ​
​Вечер. Я пришёл к ​
​«За меня не ​копошится в ней.​
​полевой цветок,​


​Алексей Краснов, комсомольчанин, поэт, писатель, публицист.​пресную​
​Она бы так ​Она, светлея строгим ликом,​
​Взойти на жертвенный ​
​матерей.​


​Внучат — не встретить у ​— Господи прости! —​
​Ее печали,​
​раму​
​Жених выносит на ​И вспыхнул праздник ​


​морщинах,​Старуха в беленьком ​
​На площадь Славы ​дал утешенья,​
​открой!​
​Храни, Господь, безвинных души!​поднялась!​И лиха нахлебался ​


​сыну,​И в том ​
​Смахнув пилоткой пот ​
​Шальная пуля — не скосила,​ключ.​
​лямка,​И «тигры» заползали в тыл,​


​Оборонить могли от ​В свинцовой лютой ​
​До пота, на пределе сил,​
​ад, навстречу смерти,​Простился с домом ​И засветился добрый ​
​Глаза жены, и утро это,​


​Тянулись яблони к ​Привычно покурить он ​
​Кулътяшки затяжная боль,​— у порога​
​юной медсестры.​Вошел в палату ​
​И верно, видится солдату​смертям назло.​


​Прошедший всю войну ​
​ветер резвый,​
​И от шального ​
​Разлился в праздничный ​


​Встряхнулся сад от ​
​трубач дядя Петя.​
​Цирк вернулся на ​срок.​Это тоже месть…​
​Выбрать «тишину»?​еще,​


​Нет — чего?— «войны».​Сразу, без сомнения,​
​Опускаю голову​1942 г.​
​Кормили и грели ​
​надрывистый плач​бензином… ​


​Фашисты в безумстве ​

​Никто не прервёт ​

​Приду, отряхну с полушубка ​

​в борьбе. ​

​Тебя разлучил с  ​Война разлучила нас…​

​тобой​

​Я вижу тебя, несмышлёнка – дочь​1941, ноябрь​

​От смерти не ​Убийцу твоего.​Я за тебя ​
​жены​очаг…​
​не даёт:​

​шквалы,​

​тьму…​

​Дырявый армяк и ​
​Когда в сенокос ​Свой железный гвардейский ​
​солдат… ​Ни на шаг ​
​немца​
​Наш полковник тогда ​бой…​
​Этот холм на ​
​Он заслужил её ​Украины, ​
​Освободил здесь из ​
​Амур — река. ​

​Он с раскалённым ​

​у крыльца…​Лежит сынок её ​
​Сидит, в печаль погружена.​Приходит седенькая мать. ​
​И каждый вечер ​Есть за Полтавой ​
​Кладут к подножию ​

​сто грамм.​солдата​
​Трехгранной стелою война…​
​небе рваном​И, что есть мочи, матом крыл.​
​саперная лопата:​

​Кто бьет прикладом, кто штыком,​
​удержать.​
​Где грудью к ​смерть косою​
​сон.​хотели:​

​трели,​Сияньем трепетным своим,​
​они, как дети,​Щебенка сыплет со ​
​Те с пулей ​
​ветром говорят…​

​матери, погибших в годы​
​За их мужество, стойкость и раны,​нее забывать!​
​Чтоб святое и ​помощь товарища,​
​Год за годом ​
​корочки,-​
​капли воды…​
​лица залило,​
​Дымом черным окуталось ​

​На зубах пыль ​

​Пушки наши недолго ​

​назад!»​
​мне запомнился…​
​Ветеран о войне, о Победе​Возле Днепра, погиб в атаке,​
​Тогда вокруг алели ​
​За то, что нагло, сапогами​и сестер,​
​За ним в ​Он уцелел и… танк поджег!​
​И выносить снега ​ладонь…​
​НАШИХ ПОСЛЕДУЮЩИХ АЛЬМАНАХАХ ​ВОЙНЕ.​
​================ ======== ========​увидала.​
​Видеть танец твой ​войны​
​============= =============== ===============​                  В труде принимали ​
​наша страна,​
​война!​
​в Букварях.​
​парт и тетрадок ​
​кричали "Ура"!​                  За чудо считали ​
​прочтут.​                  Петлицы нашили, из палок — ружьё, —​

​                  И многие раньше, чем надо, ушли.​

​хлеба кусок,​

​                  Ах, как приходилось нам ​
​людей.​                  С фашисткой силой ​
​                  Герой Ванька Солнцев ​                  И рыли окоп ​
​                  Снаряды точили, стоя у станка,​судьбой.​
​и били врага,​                  Боролась отчаянно наша ​
​                  Вставай на смертный ​сжигали зверьё-палачи.​
​                  Фашисты,что хуже любого ​
​                  Отцов, матерей, потеряв навсегда.​
​                  И дёргает маму ​
​жили тогда?​
​                  Дети войны, дети войны,​
​========== ============ =====================​Нет его отважнее ​
​Встанет воин на ​мирные поля,​
​чистое, в ласковую синь,​его, грозен и высок,​
​Он несётся по ​
​Ниткою суровою,  рваный шлем прошит.​На опушке, вдоль дорог, горят…​
​волосам приникли,​запах хвои,​
​двое,​Тихий реквием, и в небо ​
​Посохом змеится стёжка ​
​звучала,​Тихий реквием расстрелянной ​
​дуновенье ветра?​=========== ============= =============​
​все истину эту:​
​отданы,​
​страны,​
​взрослых в ответе?!​грязной войны –​
​В мае берёзки ​голос совсем не ​
​Дети войны​
​Поиск Вечного​
​Но в недетских ​
​живых,​За собой поманил.​
​Не дождется ребяток ​
​руках узелок,​Будто шерсти линялой ​
​Безнадёги и страха ​
​Дети войны…​И Господь всегда ​
​И спасла его ​
​Защемило сердце. Боль пронзила.​В этот миг ​
​Пусть домой вернётся ​Боженька, родной, любимый, милый!​
​Только папы очень ​супа чистит,​
​Гитлера скорее победила.​мамочку убило.​
​У иконы спрятанной ​Мамочка моя вчера ​
​Ольга Мальцева-Арзиани​

​Пак звънко бие ​

​на снимка жълто-бледа.​
​снимката протрита.​в годишнина далечна ​
​клети медали ще ​
​на близките да ​Строени на гърдите, медалите й светят.​
​Щастлива че е ​се иска​
​На тридесет е ​Как бие звънко ​
​на снимка жълто-бяла.​хей, нов  живот, привет!..​
​— букет…​героите четат.​
​се смее​
​стаено до гърдите,​
​са техните гробове.​
​— ​
​Ах, люлякова клонка,​а там — зад нея — тлеят​
​девойки​война.​
​хей, нов  живот, привет!​— букет…​
​Превод:  Елена Бойдева​Последен бял танц ​
​Държи в ръце ​
​жал разплакани.​
​днеска до куртката ​земя.​
​близките страшната вест?​люляк бял  и  ​
​радва.​полетя​
​си тя.​Последен бял танц ​
​А в ръцете ​
​*  *  *​
​Ах, люляк, светъл дъх,​
​красавица с усмивка,​прашна,​
​Ден Победен,​те майки ще ​
​остана само тя…​
​Как да разкаже ​
​със мъртви градове.​остана само тя.​
​А спомените тежки ​
​след дългата война.​
​с цветя,​
​На снимка пожълтяла​
​Війни скінчились дні!​
​Ах, білий бузок,​

​Красуня так сміється,​

​дзвінко,​

​ День Перемоги в ​
​Розкидані могили,​
​Їх було рівно ​
​Ах, акомпанемент!​

​Позаду міст біда,​дівчат п’яти​
​Дівчиську тридцять, і​
​То білй танець ​Букет в руках ​
​(вільний переклад П.Голубкова)​

​Как звонко сердце ​
​Красавица смеётся,​
​звонко,​
​Прижалась к гимнастёрке,​чужой​

​Как девочки погибли,​
​Сияют на груди​
​Букет к себе ​
​как горько,​

​Прижалась к гимнастёрке,​

​Как звонко сердце ​

​Красавица смеётся,​
​За Победу, за Жизнь, за Любовь!​
​далёком Берлине,​курсант?​
​было,​

​Креп — жоржет на шинель ​
​В вальсе кружишься, счастья полна.​
​хотелось всю ночь.​завтра?​
​Ольга Мальцева-Арзиани​

​======================== =================== ====================​
​В свете иного ​
​Синим и белым, жёлтым и красным,​Выстоять надо, выдержать надо,​
​Напрочь закрыли свет.​

​из льда.​дома​
​Дьявольское кольцо.​
​лихорадкой,​Стало совсем седым.​
​мамы, а также всем ​

​70 лет со ​
​————— ————- ————​
​>Твой сын возвратится ​тоже знакомо.​
​мальчик. Давно он не ​

​и всё замело.​>Ждёшь сына и ​
​>Глядишь то и ​
​>Обещаю тебе. Спи, мой свет…​
​>Как хранил он ​>Не помогут врачи:​
​>Ты во сне, мой родной​
​>Но настал страшный ​

​вас,​

​бой, точно в ад!​стороне,​
​>Да в неравном ​
​>Ты вернулся живой,​
​>Я тебе помогу,​

​нас на Руси.​
​>Все молила: "О, Боже! Спаси!"​пути.​
​>Довелось тебе в ​
​тебе живой!​

​тебе сквозь горный ​
​>Я вернусь с ​
​приснится,​
​>Завтра выступаем утром ​

​бой.​>Пусть моё письмо ​
​шиповник…​
​>В землянке слушали ​>И командир был ​
​>А дома мать ​

​и откуда?​
​снимали для кино.​
​блокпоста!»​
​>Боевики их штурмовали ​

​Каретникова Наталия​
​эта ночь!​>Спасу его. Назад ни шагу!​
​была упряма!​
​мечется в бреду,​

​>Чтоб не иссякли ​
​что нить,​
​Каретникова Наталия​
​в горле комом,​>Война в Чечне, госпиталя…​

​>Его дотащит на ​

​судьбой?​

​>Пылало небо. Смрад и бой.​>В Москве, где все ему ​

​>В огне, в дыму, в земле морозной​>Он выводил: «Родным! Домой!»​

​смерти,​>Был свято верен ​

​блеске глаз.​приказ.​

​война.​

​>Уже давно мне ​19 ноября 2019 ​

​Кто виновен, кто – нет?​военной работе.​

​Кто остался в ​Покорять вновь Кавказ,​

​За Отчизну свою​дана –​

​войне.​Кто погиб, мы того не ​

​давно.​

​Той далёкой поры…​горы.​

​Чечни, а 31 декабря ​вооруженных формирований на ​

​9 декабря 1994 ​Залишаються дітьми війни!​

​нас сонце свободи,​Не дожили до ​

​фраках,​жаліли війни.​

​Місяць юний в ​Страх і голод ​

​Остаётесь детьми войны!​К вам пришло ​

​той весны,​фраках,​

​Убивали детей войны.​хлеба​

​Как мгновение тишины…​

​—————— ————- ——-​детишек!​

​Пусть сиротский призыв​       Припев:​
​               Папа, детушки.​Сорок лет унеслось…​
​    Мир услышит!​Все вставайте за ​                         Эта кровь и ​
​     Ты убила отца.​Любовь Селезнева​

​бирюзой…​Надежда всегда молодая,​
​вернется​Корочки Хлеба с ​
​Всё о прошлом ​
​Стихи и музыка ​В деревне ведь ​

​                Катилась по щеке ​
​тебя батька твой!​
​С картохой обронила ​         В ремне скрипучем, с орденом боец…​
​подвального оконца-​Ремень​

​Пусть вам снятся ​Будьте счастливы, бабушки, деды –​
​Победы,​тогда?​
​Отняла ваше детство ​Не играли ни ​
​к станкам, на заводы.​               в годы Великой ​« К «​

​фигурировал на Нюрнбергском ​в Понетаевский дом ​
​дом и переправили ​ей людей. Последней из родственников ​
​книжке, оставшейся от её ​братья и сёстры, выросла в Ленинграде. Была пятым и ​
​Савичевы больше не ​И опять весна! И скольких в ​

​И ещё… Что умерли-то все…​Беззащитные страницы раня,​
​без слёз.​Протянула руку. Тишину​
​Сколько же забрать ​ У буржуйки старенькой  ​
​Разрывая цепь голодных ​Плакала рубиновой тоскою,​

​Бушевала за окном ​Молодых, подаренных войне.​
​птицей,​Чтоб быстрее наступило ​
​Жалко только, что всего один.​Правда, что оно сейчас ​
​Неву.​сегодня…​
​над Хатынью.​

​Один живой среди ​Отец  упал тяжёлой ​

​на скорбное кострище.​пепелища.​
​прощая.​страданий,​
​последний миг берёзки,​от бессилья.​
​Взметнулась обгорелая рубаха​Был обожжён и ​

​плачущему дому​
​Безжалостное, яростное пламя.​можешь, Боже Всевеликий!​
​брёвна, пальцы обдирая.​
​В горящей хате ​В багровых бликах ​

​прохладой – пылью.​
​ИРИНА КОРОТЕЕВА​
​сберег!”​
​забрал себе, сжирающий огонь!​

​под фашистом!​
​(Для партизанов),​
​А как они, детишки, на телегах​помог,​подпрыгивали лихо.​
​немецкий летчик ,​что жутко становилось.​

​и губы, горестно поджала.​«Я помню все»- сказал отец.​
​=========== ============== ===========​Так бережно в ​
​бывала порой​
​Приблизить Победу был ​Стояли в цехах, у токарных станков,​

​В пальтишках  коротких ​

​И горечь утрат ​

​Дорогие мои мальчишки​
​небо,​Только нельзя допустить ​
​Голод и холод, и тусклые свечи​макушки​
​Всё это было, потом только снился​
​у Бога,​
​матрасе из ваты​
​Зинаида Силкина​
​крошки хлеба оставить.    ​
​— Что это вы,стол грязный,а вы крошки ​
​работу и рассказывает:​
​  На всю жизнь ​
​прячешь?​

​  Я проводила слепого ​
​Есть на земле ​
​он хлеб и ​Забилась в угол,думала,убьют.​
​трепещет…​
​——————- —————— —————-​
​Не грусти паренек, станешь сыном полка.​
​дело, воевать, убивать.​
​смотри, проросла седина.​
​Ты с разведки ​
​Жил пятнадцать ты ​
​Не твое это ​
​По праву им ​

​воевали.​
​В окопах взрослым ​
​На неокрепших на ​
​Холодный миг детей ​
​Дети войны​

​дворовая ватага,​

​давным-давно продмага,​бьёт порою в ​
​Мы пережили это ​
​напрямик,​
​Я был, как Валька, грязный и счастливый,​
​Домой брели уже ​

​с улыбкой, —​
​Две половинки битого ​
​не догоню!”​
​ринулся вприпрыжку,​
​мостовой,​Нечаянно мужик не ​
​И надо же ​
​Как будто в ​
​разгружали,​
​Ну, где ты там, Санёк? Не отставай!”​Случайно заприметил грузовик.​
​быть.​без приварка,​
​Бродили мы по ​
​Занятие казалось нам ​
​добывали,​
​невелик,​камнем бил в ​
​Детишками, закутанными в шали,​
​я был бы ​
​В. Драгунского​Владислав Терентьев Самара​
​земли,​
​Ласкал мир ласково, влюблено​
​На тихий вздох ​

​влюблённость​
​жизнь,​
​Жизнь и дети ​и лишения блокады.​
​его не взяли. Тогда он устроился ​
​– защитник Ленинграда. Перед войной окончил ​Мороз крепчает, ветер злой-​
​Тайком стирая слезы.​
​Дрова кончаются у ​уже прошел.​
​Порвались и ботинки.​

​Порой бывает так ​«Молот».​
​На фронт не ​
​налет,​
​страшит. Если дойду, то это будет ​
​был небольшой запас ​

​чем. Нет ни одной ​осталось даже капли ​

​Надо, как видно, сейчас идти по ​чая, кусочком хлеба и ​
​те же 250 ​
​Декабрь.​
​под бомбами, но все обошлось ​
​или сбрасывать их ​
​крыше своего корпуса. Весьма важная вещь, т. к. я первый замечаю ​задания, которые получу.​
​налет.… Пойду добровольцем.​
​г.​         А. Ахматова.​
​неба…​
​Сыновья его стонут ​Не шумите вокруг ​
​К 65 – летию  нашей Победы.​*Лиозно — это городок в ​
​печки, в одном из ​к тебе, отец: покарай немецких кровопийц. Это завещание твоей ​
​Пишу я тебе ​Громи фашистов, помня обо мне!​
​Не стану прозябать ​Германию  меня.​
​И застрелили  в ​А маму не ​
​меня опять.​
​"Русс был и ​
​Работаю их сил ​На шее номер, платье в лоскутах.​
​как стихотворения,​
​дни рожденья,​этой мрачной преисподней         ​

​Пятнадцать мне исполнилось ​

​пишу письмо. Вложу его в ​                       "Реквием"​                        О тех,​

​Письмо​
​   Но были все ​   О эти письма, письма-похоронки —​
​—​   Почтовые служили извещенья.​
​   Мы жили как ​
​   Да ветры злые, да крутой мороз ​   И там работала ​
​утонуло Малово —​
​============= ============= =============​Только вы дифирамбы ​
​и в поле ​
​Где вы, сверстники, нынче мои?​не склонять головы.​
​голос Москвы​
​Был нам жмых ​Как морозами стебли ​
​были, как вы,​
​АНАТОЛИЙ ЛИСИЦА            ​предков. Спасибо им за ​
​Дню Победы… Сижу на работе ​
​ЖЕНСКИЙ МОНАСТЫРЬ. Московский Патриархат Русской ​

​К/сч: 30101810400000000225, БИК 044525225​

​Плательщик/получатель​

​утвари и литературы​Духовное возрастание​Алексеевский ставропигиальный женский ​
​еще молодые​заиграет трубач,​
​есть точный расчет,​похода,​
​Бери шинель, пошли домой!​домой!​
​Как встану я ​
​Вставай, вставай, однополчанин,​Бери шинель, пошли домой!​
​К золе и ​Пришёл конец и ​
​С войной покончили ​До свидания, девочки! Девочки,​
​ними счеты потом.​Да зеленые крылья ​
​Наши девочки платьица ​Постарайтесь вернуться назад.​
​Нет, не прячьтесь, вы будьте высокими​помаячили​
​Наши мальчики головы ​
​Булат Окуджава​Нам и время ​
​И деревья стоят ​
​беде,​— тишина:​
​вернулся из боя.​Вдруг заметил я ​

​вставал,​

​такт подпевал,​

​сейчас,​
​В наших спорах ​Только он не ​
​Только он не ​То же небо ​
​различить.​зимой, и с той ​

​лет, из той войны.​И пламя вечного ​
​почти забыл, я это все ​
​того, что я там ​дальнем рубеже.​
​Я топот загнанных ​Ну что с ​

​в январе.​
​Не помню дней, не помню дат. И тех форсированных ​
​1945г.​
​Сапогом попирая колючий ​—​

​и к простреленной ​И в душе, тосковавшей по свету ​
​Тишина… Тишина… Не во сне ​В полный рост, над окопом переднего ​
​Где трава от ​
​Мне в холодной ​
​дайти не легко,​
​голос живой.​шептали кусты​

​И поет мне ​

​1941г.​
​На жизнь мою ​
​передней​
​Я с нею ​
​Тоскою голошенья​И все как ​
​С шестнадцатой версты.​
​Дождливые закаты,​Всего, чем будет цвесть ​
​блаженном.​Подобно завиткам по ​
​весенней негой,​
​Праги​
​С заплаканных очей ​Bесеннее дыханье родины​
​И громкою октавой ​Я даже выразить ​
​Приблизившаяся, чудесная.​чешуей драконьею!​
​те полянки​отзыва,​
​И птиц безумствовали ​конном поединке​
​И налетал на ​черти прыгали.​
​И от копья ​по соседству​
​И выломанные паркетины?​Казались сказачно знакомыми.​
​Где мог он ​Когда урывками, меж схваток,​
​Об отвращеньи бомбы ​
​Высокое, как в дальнем ​
​Исчезнут очевидцы.​Сполна зачтется время,​
​Изборождавший лица.​Отстроится столица.​
​И первый одуванчик ​
​Дохнет на почку ​Вдовою у могилы ​
​Помяну…​

​Я не песенкой ​
​Слезами не смою,​Ваньки, Васьки, Алешки, Гришки,​
​Вот о вас ​
​смерть…​
​никто не заставит!​

​Пусть боль свою ​Речь не о ​

​Остались там, и не о ​Александр Твардовский​
​Но в степи, на волжском берегу,​снегу.​
​И прямо на ​
​не ждала…​цветастом платье​
​Пахнет в хате ​Мама, мамка твоя живет.​
​— Знаешь, Зинка, я против грусти,​
​шинелью​славой жить.​
​буеракам,​Зинка нас повела ​
​Шли без митингов ​
​Снова рядом в ​Знаешь, Юлька, я против грусти,​
​квашней и дымом,​У тебя есть ​
​Но сегодня она ​
​светлеть.​Памяти однополчанки — Героя Советского Союза ​
​То юность моя ​
​Шагаем и мы ​знает о войне.​
​видала рукопашный,​
​Как почти безнадежно​

​Ты должна.​

​(Они же из ​Хоть вернешься едва ​
​Ты должна оторваться,​
​Побледнев,​
​боли.​медлительные руки.​

​Да и ему ​зла​
​На бинт я ​
​жалость…​приросшие бинты​
​запас.​Даже в самых ​

​победному Маю​Юлия Друнина​
​тобой,-​Как среди огня​
​Всем смертям назло.​На помин души…​
​В то, что нет меня,​

​Не желай добра​мест​
​Жди, когда жара,​Жди меня, и я вернусь.​
​И кто-то под ночные ​Вновь полетят в ​
​Она поднимет вдруг ​Что с нею, спросит у нее​

​вовсе незнакомой,​С черемухой и ​
​Все догореть не ​
​Она, как маленький зверек,​ней в седле ​
​с коней,​Где дом ее, что сталось с ​

​и сапог,​Уже не поражая ​
​Бессмертье своего народа​идти.​
​Но мы еще ​Он на земле ​
​мальчишки он.​Призвал нас к ​

​возвратится с нами​Я должен видеть ​
​оборвало сердца.​
​был и мне ​
​Проснувшись, он махал войскам ​заснувшую игрушку,​
​Отныне в мире ​

​Его везли из ​За десять лет ​

​1941г.​родила,​За горькую землю, где я родился,​
​милуют.​умирали товарищи,​
​голоса.​
​«Мы вас подождем!»- говорили нам пажити.​мы их?​

​салопчике плисовом,​
​проселках свела.​села до села,​
​С простыми крестами ​своих.​
​Крестом своих рук ​Как будто на ​

​на великой Руси.​Как вслед нам ​
​нам усталые женщины,​1942г.​
​по целине,​
​Бежал по снегу ​Когда осекся звук ​

​жадно верил​Земля. На ней никто ​
​Земля бы крепостью ​И льдинки пролитой ​
​ней запоминалось:​
​Винтовку вскинул на ​

​свистку, по знаку,​
​березы​
​Да, можно выжить в ​жизнь, до смерти, мы нашли​
​Песчаный берег с ​березам,​

​Ты вспоминаешь родину ​
​осталось вдалеке,​твоей руке​Она лежит, раскинув города,​
​И гул венчальный ​зов сигнальный,​
​Нас двадцать миллионов ​собственную честь.​к собратству​

​На нашу незапятнанную ​живой.​Воскреснув,​
​Когда живых тревога ​Но недругу придется ​
​нами поминальный​зияет шрам наскальный,​Нас двадцать миллионов ​
​вам завещали,​

​вины.​Знать волю не ​
​советоваться с нами,​Мы не забылись ​
​пьяны.​вас.​свет покуда не ​
​матерям.​

​в кромешном дыме,​Нас двадцать миллионов ​
​Расул Гамзатов​Всё ждала, вот-вот сейчас в ​
​— Алексей! Алёшенька! Сынок! —​Просит мать о ​Но сквозь годы ​
​Он рванулся из ​

​И пронёсся материнский ​сын взглянул на ​
​людской​кино — и стар, и мал,​
​…Раз в село ​Кроме мёртвых, что в земле ​И на что ​
​сына нет и ​Стоит над миром ​

​Еще мальчишками почти.​она.​Улыбки, краски.​
​Но парень был ​В те злые ​
​Ей показалось на ​Выводит дробный перестук.​
​полу ударил,​И тут же ​А после в ​

​пошли —​
​Давайте выпьем за ​Как будто был ​Среди веселья и ​
​Под обелисками лежат.​И молча пьют ​
​Они поют в ​
​В гостях у ​

​печали​

​комбата…​Всё за песнею ​
​Позабыть не дано.​в ней,​
​Как беде своей ​женщин,​
​И тиха, и грустна.​нам в вагон​
​Полз боец, и телом заслоня​И куски свистящего ​

​Наш солдат на ​Это было в ​
​Не прилетают ни ​не клубится дым,​
​Пусть пулеметы не ​Правильная птица.​
​мир!​Ловя известья, что с утра​
​Послушай, командир:​

​Во что идет ​За тобой — народы все следят!​
​Дави поганых псов…​
​Но выполни приказ:​
​кровь.​Их сила и ​
​Тебя благословил отец,​час!​

​Город нашим будет ​надёжней стали,​
​В пекло боя ​банду обнаглевших подлецов.​
​Город Добролюбова и ​Недоступна русская твердыня!​
​Смольный, отвоёванный в борьбе,​наш любимый Киров,​
​Городом родного Ильича.​канонады,​

​Сражаться, как защитники Ростова,​                                   сплошное истребление врагов!​
​мести!​перронах:​
​Наш амурский рубеж ​Мы тебя отстоим, дорогая Москва!​
​Отрубим голову змее! И никогда вовек​В броню оденем ​
​Грозу и тучи ​
​крови взмок…​Он оставляет на ​
​(1941, 17 августа).​

​Наш русский штык ​Мы будем бить ​

​кары не уйдёт!​Обрушим беспощадно на ​
​Дни мужества и ​не дает.​Раскрывши стеклянные очи, лежал.​
​Игрушки мои! Я приклад деревянный​Тебя зачерпнул я. Ребенком меня​этой земле —​Я травинку зеленую ​
​весь день до ​злаков.​

​И пейзаж ее ​жалей!​И мальчик взглянул ​
​бывшей руке,​печали,​
​Чего ж тебе ​Сказал он:​
​И машет, и машет култышкой…​А после в ​Твои, Россия, малые сыны.​

​Но плачу я. В том нет ​веселит!​я начинаю думать:​
​со всеми,​Метель метет — ни тропок, ни дорог!​Лепешки из мороженой ​
​И, окунаясь в новую ​И в полусне ​
​«Вставай, сынок», —​Гудок врывался в ​И мучило предчувствие ​

​Какие мне, бывало, снились сны    ​тем, кто убивает.​Неразделенной, горькою любовью​
​И был бы ​А вот солдат, упавший вниз лицом,​
​десятилетье.​веку.​о счастье пели!..​
​Ты принес мне ​оказаться вместе​

​Я хотел бы ​Я лежу в ​полной мерой​
​«Обласкала» меня в бою.​Вкус неведом мне ​ней.​
​Дымят бойцы махоркою ​родных печальных глаз​Стою, молчу, не нагляжусь на ​
​лижет.​огромной.​И я молчу. Июньский светлый день​

​— «война»!​И в скромных ​
​Но среди нас ​
​И никогда сюда ​Они вернулись. Только навсегда​Не берегли ни ​
​Кого теперь зовем ​бойцовской хватке.​

​В науку шли, на фермы,​солдат,​
​Во всех делах ​причина.​
​немногим повезло,​
​Они вернулись всем ​Сквозь бои — идут к  тебе ​

​Я за все ​Ты меня родимым ​
​Или в горы ​В кровь мою ​
​Ты меня под ​В ранний час, когда полны дороги​Что было Девятого ​
​И песни какие ​додуматься даже,​

​И выедет к ​Победу Девятого мая​И в молодом, и в старике.​
​сердцу стало ближе,​
​Чтобы щедро​Шахтер идет в ​
​войны,​Все наши мысли ​
​ни затроньте​В любую хату, в каждый дом ​

​дальний поход,​Победу уже возвещает.​
​бою.​Прошли всю Европу ​над ними поёт ​по лицу:​
​С наказом от ​Один погрустит​Где  шли гренадёры ​
​И так же ​И наши ленинградские ​

​захотели.​Товарищ твой, уверенный в борьбе,​
​—​шубы​
​Семья великая советских ​в окопах фронтовая ​
​щадя, и отдыха не ​
​Никогда​Шагали​неторопко.​
​Прошли они медленно ​всём мире, вперёд!​Могуче разносится клич​
​И конники ринутся ​Могучий удар занесён,​

​От дальней Камчатки ​взялась.​
​Народ никогда не ​подлости гнусной,​
​И лютый враг ​он шёл,​Он Родину любил;  ​
​Я помню, что везде​его пронзил свинец…​отец меня поймёт.​
​но помню о ​

​России.​

​Мы, спасённые вами, и любим и ​И над ними ​
​И – как будто Вечных ​
​Я стою, молчание храня.​
​Полевой цветок…​первый, не в кино.​

​Золотая пчёлка​—​
​Пятиконечную звезду!​И положив просвиру ​
​Бедою свет заволокла,​Шумят раскрылия берез…​Во имя матери-России​
​Скорбь всех российских ​Под старость — некому утешить,​

​За что же ​
​Ее лица,​
​Легла на каменную ​подвенечном​
​ней.​Лицо крестьянское в ​

​дня —​день Поминовенья​
​Храм божий не ​Глаза на истину ​
​земли:​До звезд Россия ​
​друзьях тужил он,​Он гимнастерку отдал ​

​— Хана войне! Дошли, братва!​Рейхстага,​
​— и не сгорел,​В волшебный окунала ​
​«Хоть тяжела солдата ​
​А небо «мессершмитты» рвали,​Его ни ангелы, ни черти​

​растил.​работе жаркой​
​И прямо в ​
​сад!​святую,​И за дела! И так теплы​
​погибших​бой.​привычно спать мешала​

​Вот она рядом ​В руках у ​
​Мир оглушила тишина.​Как сокол, зорко и светло?​
​Но выжил всем ​
​входил, скрипя протезом,​В листве плескался ​
​И свист, и щелканье, и трель.​

​гомон​Виктор Суходольский​Так сказал нам ​

​Наши вопли счастливые: «Едут!» —​Я на вечный ​
​Получу «отлично» я —​Может, для примера мне​
​И далекий бой ​В падеже родительном:​
​«а»,​На перо дышу,​

​рухнувшей хаты…​белокурых мальцов ​
​И вот необычный ​А стены облили ​
​советских частей​
​​к тебе.​

​МЫ сломим врага ​Ты скоро поймёшь, что жестокий враг​
​нас грозой, ​не мог с ​
​приходят сны​
​вперёд…​

​Он никуда, кровавый гад,​разыщу​
​Отчизною дана:​Когда увидел труп ​
​Навёл на мой ​Мне гнев покоя ​Те дни растрепали ​
​Смотрели в ночную ​Ушёл он, забрав с собою​бури,​

​ведёт к Победе​Воля храбрых русских ​
​мы, не сдали,​Все умрём, но не пустим ​
​И, нахмурив суровые брови,​Здесь кипел беспощадный ​
​запомни​— наречённым сыном,​

​Вернул Ей счастье ​рать. ​
​Шумит в тайге ​бойца.​
​Ждала с работы ​плитой​
​замшелом камнем ​платье ​Душистый запах чебреца.​

​С. Феоктистов​Их внуки, близкие, родные​
​Пьют ветераны по ​Вновь кружка старого ​
​на кургане​Скорбели тучи в ​
​автомата,​В ход шла ​

​в траншею:​Взять высоту и ​
​землею,​В кровавой жатве ​
​Струною лопнул чуткий ​Как будто приказать ​
​Не слышно соловьиной ​звезды- часовые,​
​Спиной к спине ​

​звенящем рикошете​

​шинели,​
​Лишь листья с ​Памяти братьев моей ​
​в смертельном бою.​
​И грешно про ​

​поныне,​Вера светлая в ​Чтоб прибавилось сил, наконец!»​
​«Эх! Кусочек бы хлебной ​Двое суток без ​
​Грязным потом всем ​высоту…​
​поднимался,​бросили немцы десант…​

​«Братцы, нет нам дороги ​На всю жизнь ​
​костыль,​……………………………​
​Ромашку каской прикрывал.​в костер.​
​За слезы братьев ​

​Из пепла встал! Врагам ответил,​танк утюжил,​
​огонь​
​Ловил кузнечика в ​
​ДОСТОЙНОЕ МЕСТО В ​альманахе: "ДЕТИ НА ВОЙНЕ" — ЛУЧШИЕ СТИХИ О ​

​Леди-НЕТ и девчонка-волчок.​
​Ты ребенком войну ​Фейерверк счастья. Талант и услада.​
​Цикл Гениальные дети ​
​                  На это, что скажете, дети войны?   ​держава родная.​

​                  В руинах лежала ​
​                  Закончилась долгая эта ​
​                  Большая нужда была ​
​                  Но не было ​                  И при победах ​

​радовал нас,​
​                  Послушать, какую нам книгу ​вся ребятня.​
​мы,​
​                  На завтрак чёрного ​дома одни.​

​                  Видя геройство взрослых ​бой​
​—​в медсанбатах,​
​дать продовольственный пай.​                  Довольны своей боевою ​
​                  Все насмерть вставали ​                  С проклятою ордой."​

​                  "Вставай страна огромная,​
​                  В печах их ​
​концлагеря​
​бродили тогда,​родное наше жилище?​

​                  Где семьями дружно ​
​Тамара Агафонова​Ждут его, булатные — сабелька и щит.​
​восемь лет.​
​голос позовёт,​И звенят цикадами ​
​Смотрит в небо ​

​Даром страшен враг ​

​воина целая страна.​Сабля деревянная, самодельный щит.​земляники,​
​Губы ветра к ​
​и в терпкий ​Голову склонили тихо ​
​Краем света, ближняя тропа,​

​идти…​Лишь молитва нотою ​гетто…​
​Слышишь скрипку в ​Всех, за Страну, призывая к ответу!​Только пусть помнят ​
​вы в полон ​Молча лечившие раны ​
​Ну, почему вы за ​

​Чистая жертва для ​
​Может герои, но, в сущности – дети.​
​В маршах их ​Сергей Афонин 13​
​" П "​И лопатки торчат,​

​Вопреки оставаясь в ​младший брат,​
​Дома — мамы любовь,​С провиантом в ​
​Старый, в клетку, пропах,​
​Прохудилась давно,​=========== =========== ========​горько плачет.​

​научила.​после страшной битвы.​Господи, услышь мою молитву.​
​помилуй.​Бабушка его, наверно, знает.​нас, родимый.​
​Овощи она для ​Сделай так, чтоб армия родная​
​А теперь и ​

​Господи, бабуля на коленях​

​убили.​

​Молитва маленького сироты​– Победа!​
​Красавица се смее ​
​смее звънко от ​
​гърдите​
​На майките им ​ще има сили​
​и градове.​
​скръб.​
​си припомня, ех, как не й ​
​тя цветето притиска.​
​е!​
​Красавица се смее ​
​танцува –​
​В ръцете й  ​
​наши​
​И баба ми ​
​Ах, люляково цвете,​
​В далечната чужбина​
​за мъртвите девойки ​
​високите награди.​
​девойката се радва.​
​че от петте ​
​зад него е ​
​танцува​
​В ръцете й  ​Военен романс   " АХ, ЛЮЛЯКOВО ЦВЕТЕ !"​
​бие, кажи ни!​снимка пожълтяла.​
​На снимката хора, от радост и ​
​Ах, люляк бял притиска ​
​в онази чужда ​
​разкаже тя на ​
​– медали​
​на живота се ​
​Спомен е войната.Мисълта й назад ​
​днес до гърдите ​бие, кажи ни!​
​на снимка пожълтяла.​след дългата война.​
​с цветя.​
​На снимка пожълтяла​

​и снимката е ​

​че днес е ​
​–​
​пет,​
​стозвездни цветове.​

​бедите са назад​девойки​
​войната е назад.​
​последен​в ръцете е ​
​Превод: Мария Шандуркова​

​наш,​
​її,​
​На знімку, що пожовк,​
​На жовклім знімку ​На гімнастерці зірка,​

​чужим​загиблі,​
​Ах, білий той бузок,​Життю дівчисько раде,​
​Що з тих ​На гімнастерці зірка,​
​б’ється,​війни​

​РОМАНС У ГІМНАСТЕРЦІ. АХ, БІЛИЙ БУЗОК!​Ах, белая сирень,​
​На снимке пожелтевшем​
​На старом снимке ​
​Ах, белая сирень,​И по земле ​

​Как близким рассказать,​сгоревших городов.​
​одна.​Как больно и ​
​Ах, белая сирень,​Ах, белая сирень,​
​На снимке пожелтевшем​

​навсегда перед ними​Белый танец в ​
​Неужели тот самый ​
​Боже мой, как давно это ​
​уж война.​

​Белый танец, петлицы курсанта,​
​Танцевать в ней ​
​Кто мог знать, что война будет ​
​ДЕНЬ ДО ВОЙНЫ…​

​меня?..​
​Ленинградом​
​Небо цветным огнём-​Сдавленный крик души.​
​крылья​В талой воде ​

​Словно руины старого ​хваткой​
​Грохот обстрелов бьёт ​
​Ленинградом​Светлой памяти моей ​
​27 января исполняется ​>И скажет тебе: «Я вернулся домой!»​

​безгранична!​
​>Поверь, это чувство мне ​
​>На службе твой ​
​>За окнами ветер ​

​тепло полушубка,​
​>Гнездо опустело, тоскуешь голубка?​
​будет войны.​
​>Бог тебя сохрани,​
​>Тут хоть плачь, хоть кричи —​
​было вашей вины.​

​проклятой войны!​

​>А растили мы ​
​>Шли вы в ​
​>В дальней той ​
​краю,​>Спи, усни, мальчик мой.​

​один на один.​>Как ведется у ​
​ждала!​>На суровом солдатском ​
​>Много трудных дорог​
​>Мама! Я вернусь к ​>Пусть летит к ​

​ресницы.​
​>Мамочка! Пусть сон тебе ​
​рядом не видать.​
​>Снова предстоит тяжёлый ​

​привета.​>Раскрыл свои цветы ​
​>Солдаты, словно нет войны,​
​каждый получил.​
​>Разбередила съемка душу.​>Как вы добрались ​

​>А днём солдат ​>Не отдадим бандитам ​
​брат.​ФРОНТОВОЙ ЭПИЗОД​
​>Как долго длится ​лесу.​
​>Я так всегда ​>А он всё ​

​к груди,​
​>Дрожит судьбы пока ​ВОЛЧИЦА​
​>Но слезы встали ​
​>Друзей мальчишеские лица,​

​>Но мальчик — лейтенант, как брата,​
​спорить ей с ​
​вздымалась.​>Дай, Бог, чтоб кончилась война!​
​ним лишь пулемет.​конверте​

​в Чечне о ​
​тепло и кров.​
​>Боль затаилась в ​
​>Он честно выполнял ​

​>Хоть не объявлена ​

​>Душа болит, лишь только троньте.​

​горы…​
​Продолжаются долгие споры?​Был на трудной ​
​Вспомнить трудно теперь,​–​
​строю,​Им на горе ​

​Те молчат о ​Встали наши сыны.​
​Им за сорок ​ребята,​
​территории, выдавливая боевиков в ​вошли на территорию ​
​пресечению деятельности незаконных ​

​войны​для народу​
​Хоч прийшли до ​році тім, сорок п’ятім,​
​Гей, пани в випрасуваних ​І дітей не ​
​хлібом ввижався​вночі навесні…​

​Только вы, несмотря на годы,​
​войны.​
​Не дожили до ​Господа в отглаженных ​
​с неба​

​И куском блокадного ​
​Промелькнуло короткое детство,​
​Людмила Катаргина​Отнимали отцов у ​
​мир!​

​                                   Тебя «дедушкой»…​
​твоей,​детишек!​
​Пусть сиротский призыв​       Припев:​
​                    Не хочу, чтоб война,​Ах, ты, злая война,​

​Услышьте сиротский призыв!​

​Взгляд отца с ​

​Упорхнули с сеней.​Папа с фронта ​
​Что вкуснее найдется​
​И полынь что-то горько​Любовь Селезнева​
​отшлепала ладошкой —​вернулся! Он —  живой!​

​     — Ну и отделал ​
​     И мать моя, того птенца спасая,​сосед «громил японца»,​
​Донёсся крик с ​
​Любовь Селезнева​в День Победы!​

​были согреты!​Приближая наш праздник ​
​Сколько их приходило ​Детство кончилось. Девочки, мальчики…​
​в те годы.​Шли от парты ​               Несовершеннолетним труженикам тыла,заменившим взрослых         ​
​==================== ====================== =========================​

​         Дневник Тани Савичевой ​
​Таня была направлена ​
​забрали в детский ​о смерти близких ​
​дневник в записной ​селе Дворищи, но как её ​
​большой своей квартире​Выиграл великую войну!​

​одна Таня».​И помедлив: «Год сорок второй…»​
​А потом заплакала ​Девочка, слабеющая, села,​
​Уползала навсегда зима.​Выступили обреченной горкой​
​стекла,​Обнимая вензеля оград,​

​шептала.​
​фотографий лица​
​Голос рвался раненною ​с молоком,​
​немного тоже,​
​помощь позову!​

​Видишь, оно падает в ​

​Колени преклоняю я ​Светлы весной рассветы ​
​Побрёл, шатаясь, над ребёнком воя.​Нашёл сынка… Висели ручки-плети.​
​Пополз к своим ​Старик очнулся возле ​
​Великодушно этот мир ​Освободившись от земных ​

​И виделись в ​Всё больше свирепея ​
​палачам своим смеялся!​полный рост поднялся.​
​На плечи саван ​крики​
​«Ведь ты всё ​Он бился в ​

​И было страшно, было больно слишком,​
​тянутся бессильно.​Полны озёра не ​
​что пережить пришлось.​что ты ее ​
​И сколько жизней​года​

​соль,​пересохшим ртом.​
​То ли Бог ​и как они ​
​Особенно одна, где их, детей,​такая скорбь,​
​это, все, вчера»,​Ирина Захарова 5​

​о времени том.​Теперь вы седые. И всё прожитое​
​И лучшей наградой ​Точили детали, и старшим подобно,​
​Мальчишки ,мальчишки, военного года​ребята мои.​
​поры.​

​Дети военной поры.​
​…Ярким салютом украсилось ​Выбито взрывом окно…​
​Выдержать, как вы смогли?​Ветер слегка шевелит ​
​Дом и бомбёжка, налёт,​Матери просят спасенья ​

​Кукла на голом ​Дети войны​
​в Ленинграде жила,сколько хочешь, не ела.Привыкла, не могу и ​— и в рот.​
​     Анна пришла на ​за карточкой, а её нету!​
​   — Что же ты, дед, так далеко кошелёк ​В магазине​

​глядела!​

​Из рюкзака достал ​
​вещий.​
​А сердце девочки ​«Девчонки в сарафанчиках…»​Нет родных, никого, ах, злодейка война​
​Не твое это ​На висках вон ​
​дело, воевать, погибать​Подрасти, не спеши, твое время придет​
​Дмитрий Голдыш​И часть Победы, несомненно,​
​И в партизанах ​
​станков,​Крутой случился поворот,​
​А за окном-зима, январь,​
​" Д "​
​Ушла под крест ​
​Там нет уже ​
​Вот только память ​
​В надежде, вдруг приедет грузовик!​Через пустырь, вот так же ​руках,​
​детстве были сорванцы!​— Берите! – протянул он их ​
​сжал,​Постойте! Я же вас ​
​За мною Валька ​Краснели на булыжной ​
​Один арбуз сумел-таки разбиться,​
​Кидали полосатые “мячи”.​
​это получалось ловко,​
​Там мужики арбузы ​Смеялся Валька: “Глядь, какая пруха!​
​переулке у продмага​Валёк вздохнул, мол, так тому и ​
​Однажды день прошлялись ​
​Голодную развеивая грусть,​
​зевали,​Мы провиант повсюду ​
​Сутуловат и ростом ​
​Но он повсюду ​
​В то прошлое, в голодный Ленинград.​
​Пересидеть в тепле ​
​По мотивам рассказа ​
​———- ———— ————​
​По Красной площади ​
​Неужто выжили? Сильны!​

​определённость,​

​И мы кратчайшую ​

​Несправедливая к ним ​« В «​
​переносил все тяготы ​
​на фронт, но в армию ​Владимир Григорьевич Мантула ​
​и капли.​
​каждый раз,​Уснули, отмечая.​
​Вот Новый год ​
​Обстрелы, голод — силы нет,​на крыше.​
​Направлен был на ​Я заявление подал.​
​Сегодня ночью был ​
​водой… Мороз меня прямо ​
​и ее нет, но у нас ​абсолютно не с ​
​километра из колодца. В квартире не ​мерзнуть!…​
​Прошел Новый год. Встречали с чашкой ​
​снега. А затем все ​250 гр. Хлеба (почти глины) в день, артиллерийские  обстрелы, отсутствие жиров, конфет, мяса…​
​Коротко – жив, здоров. Побывал  несколько раз ​
​лежит обязанность тушить ​
​пост. Дежурю сейчас на ​отлично выполнять все ​
​Германией. Сегодня ночью был ​

​г. – 13 января 1942 ​

​всех окон — смерть.​
​До седьмого доходит ​балтийском дне​
​Ленинград?​Борисова Ольга Михайловна​
​с жизнью.​1944 году, при разборе разрушенной ​

​не будет. И моя просьба ​   "Дорогой, добрый папенька!​
​Прощай, мой добрый папенька, — отныне​и завтрашнего дня.​Отправят что в ​
​Хлестали по лицу, словам не веря,​нечего терять.​
​но дворник возвращал ​и Ноной.       ​

​Рабынею у Шерлона-барона.               ​на скелет похожа.                              ​
​Читала с чувством ​Как весело встречали ​
​Но даже в ​тебе прощальный, папенька, привет.​
​неволи​                        Р. Рождествинский.​

​                        Через года – помните!​
​Борисова Ольга Михайловна​
​в Сибири,​любовь.​были рыданья вдов ​
​   И отзвуком того, что звалось войной​дороже.​
​и бездорожье,​

​нас занесло​   В снегах сибирских ​

​была.​нам большая пришла.​
​Он в забое ​рады бы…​
​Звал он нас ​
​Пробивался к нам ​душами.​
​контужены,​Мы такими же ​
​« А «​— оголяя нашу память… Мир праху наших ​
​конкурс чтецов ко ​
​2017 АЛЕКСЕЕВСКИЙ СТАВРОПИГИАЛЬНЫЙ ​
​СБЕРБАНК г. Москва​Банковские реквизиты​
​Служба распространения церковной ​Жизнь обители​
​/ сайтов​Что все мы ​
​В назначенный час ​Брехня, что у смерти ​
​Вернутся полки из ​белом свете,​
​Бери шинель пошли ​твоим домашним,​
​звездой.​Скворцы пропавшие вернулись,​
​Бери шинель, пошли домой!​и косила,​
​А летом лучше, чем зимой.​наугад…​
​Мы сведем с ​
​них денешься?​
​Вместо свадеб — разлуки и дым.​щадите вы, и все-таки​
​Постарайтесь вернуться назад​
​На пороге едва ​
​дворы,​
​вернулся из боя.​вполне,​

​лесу, как в воде,​

​не оставят в ​


Потомкам

​«Друг, оставь покурить». А в ответ ​

​Когда он не ​разговор.​

​не давал, он с восходом ​и не в ​

​хватать его только ​был из нас​

​вода,​вода,​

​всегда:​

​моих следов не ​И с той ​

​исключить из этих ​мне.​


А. Твардовский

​Я это все ​

​Ну что с ​дня, я бой на ​

​могу.​

​янтаре.​недолет. Я лед кровавый ​

​был. Я был давно, я все забыл.​Предвещая солнечный день.​Так стоял пехотинец, смеясь и рыдая,​

​памяти были живые ​И нагнулся солдат ​


Ю. Соловьёв

​во рву.​ребра прерывисто, часто.​

​свирепо глядят,​Под Москвой, 1941г., ноябрь​

​Заплутавшее счастье зови.​До тебя мне ​

​Как тоскует мой ​О тебе мне ​На поленьях смола, как слеза,​

​Уставилась зима.​Пути себе расчистив,​

​Я вижу из ​Относит за бугор,​

​Пронизывает вой​

​И мелкие поломки,​И зовы паровоза​Нескладица с утра,​

​Он дома, у первоисточника​И на Василии ​

​подернется,​И Сербии с ​

​И улицы старинной ​слез обводины​

​Освобожденных территорий.​Иначе думается, пишется,​


22 июня

​Живее воробьев шумиха.​

​Уже бушует, а не снится,​С их грозной ​

​О, как он вспомнил ​лесу и грохот ​

​цвели кувшинки,​А рядом в ​

​воображеньи ратуя,​

​В такие ямы ​рукой сыновней.​

​И с общиною ​Кого напоминало пламя​

​Свидетельства былых бомбежек​Привычности его преследовал.​

​Выбрасывая из побоища.​

​Земля гудела, как молебен​Как прежде, падали снаряды.​

​Настанет новый, лучший век.​Запомнится его обстрел.​

​страх,​Все переменится вокруг.​

​ссадит,​подняться не спешит,​

​Когда заря, как зарево, красна,​В поле зеленом​

​Я не взглядом, не намеком,​Руками не разведу,​

​Незатейливые парнишки —​жерла «Берт».​


К. Симонов

​Впереди была только ​Что нас покориться ​

​с милым, —​сберечь,-​

​В том, что они — кто старше, кто моложе —​снегу.​

​цели…​Разбросала руки на ​

​Шли в штыки.​Чтоб тебя она ​

​И старушка в ​была одна.​

​захолустье​садах.​

​Ее тело своей ​

​Мы хотели со ​По воронкам и ​

​Наш потрепанный батальон.​

​становилось горше,​Вдруг нежданный приказ: «Вперед!»​

​Беспокойную дочку ждет.​

​Пахнет в хате ​


До свидания, мальчики!

​Мама, мамка моя живет.​— Знаешь, Юлька, я против грусти,​

​Ждем, когда же начнет ​Похожие на парней.​

​хаты —​ней.​

​Тот ничего не ​Я столько раз ​

​в ночи,​Горят.​

​Даже танки​Ты должна.​

​Одна​

​научиться в школе!​

​снять почти без ​

​Попасть в мои ​церемониться — беда.​

​А фельдшерица становилась ​это не решалась.​

​Одним движеньем — только в этом ​

​А я должна ​Вечной прочности вечный ​столько силы​

​Сквозь пожары к ​

​1941г.​Только мы с ​

​Не понять, не ждавшим им,​

​Жди меня, и я вернусь,​Выпьют горькое вино​

​и мать​Жди меня, и я вернусь,​

​Жди, когда из дальних ​Жди, когда снега метут,​

​1942г.​Деревни будут догорать,​

​— Не знаю, милый.- А в глазах​И, вздрогнув, словно от удара,​

​причины,​И всем нам ​

​ночной​

​уголек​


И. Иванов

​ее остался.​И вместе с ​

​Перегибаясь к ней ​

​Бродила девочка чужая.​И между сабель ​

​и надо,​мать,​

​Тех, кто вперед решил ​

​знает.​Шинель запорошилась вся.​

​А там, где отнят у ​тобою дорожили,​

​Как тот мальчишка ​сможет до конца.​


А. Молчанов

​А нам оно ​Что я там ​

​навстречу из России.​Прижав к груди ​

​Отцу казалось, что надежней места​

​десять дней.​с ней.​

​меня обняла.​нас на свет ​

​за самую милую,​тобою пока еще ​

​На наших глазах ​мной их идут ​

​Покуда идите, мы вас подождем.​сказать, чем утешить могли ​

​Седая старуха в ​Впервые война на ​

​Дорожной тоской от ​

​А эти проселки, что дедами пройдены,​не верящих внуков ​

​каждою русской околицей,​Деревни, деревни, деревни с погостами,​

​Как встарь повелось ​

​вытирали украдкою,​Как кринки несли ​

​смертью наравне!​И грузный шаг ​

​Уже тяжелою походкой​Длиною ротного свистка.​

​Ты этим мыслям ​много дней.​

​Казалось, если лечь, остаться —​Щепоть рассыпанной махорки​

​Как все на ​

​атаку,​Когда ты по ​

​Идти на смерть… Но эти три ​земли.​

​Где на всю ​

​перевозом,​

​Клочок земли, припавший к трем ​и узнал,​


О. Берггольц

​Все, что у нас ​

​Уже занесена в ​океанов,​

​нами поминальный,​Падучих звезд мерцает ​

​оставили сыны.​Храня в зените ​

​Стремясь весь мир ​вспять,​

​там ни один ​на передовой,​

​солдаты,​нас военкоматы,​

​Бьет колокол над ​


В. Боков

​Где в облаках ​Отечеством равны​

​Беречь и защищать ​И перед осуждением ​

​покидает вас забота​Вам долг велит ​

​льется с вышины.​день вы радостью ​

​Находимся незримо среди ​И в окнах ​

​И мальчиками снимся ​Нет, не исчезли мы ​

​не вольны,​с войны.​

​чудилось кино…​Жив-здоров, не ранен, не убит.​

​Кадр сменился. Сын остался жить.​Всё боялась — вдруг он упадёт,​

​услышать мог.​миг,​

​Вдруг с экрана ​

​Перед горькой памятью ​


К. Симонов

​Все пришли в ​

​Мальчиков безусых, не пришло.​

​назад,​

​Потому что верит, потому что мать.​

​А вестей от ​

​одну минуту​

​С солдатами семидесятых,​Когда от радости ​

​Смешалось все —​

​себе.​шли из окруженья​

​тесный круг.​

​напротив​

​Он лихо по ​

​Гостей поразбросала «барыня».​

​души.​

​К столу затихшему ​

​—​

​И кто-то молвил глуховато,​Внуки иль сыны,​

​странах​

​Потом встают, подняв стаканы,​И, от всего отрешены,​

​однополчане​

​Среди веселья и ​

​Уже пора забыть ​

​вагонам​Что ни старым, ни малым​

​И пылали слова ​

​С той, последней войны.​

​Подняла с полок ​

​проходу​Вдруг вошла к ​

​Но тогда, в Берлине, под обстрелом​

​застыл испуг.​

​Девочку немецкую заметил​

​земле всегда!​

​нему​

​Пусть в небе ​

​А плодиться надо!​— Что хотите, а скворец​

​Играть училась в ​мир.​

​война?​


Ю. Друнина

​К открытому окну:​Товарищ воин!​

​Как мразь, как сорную траву,​

​Умри в сраженьях, как герой,​Их ненависть и ​

​штыке –​Тебе доверила, боец, свою судьбу страна.​


Ты должна!

​Суров и грозен ​

​не станет!​И стоят полки ​

​«ура»!​

​жестоко​

​Гордая красавица Нева?!​

​о голытьбе.​

​«юнкерсы», ни пушки​

​В нём работал ​

​Ленинградом,​

​Под жестокий грохот ​врагу!​

​честью –​

​… Земля горит, земля взывает к ​

​И, прощаясь, клянутся войска на ​

​дождётся японской подмоги:​( 1941. — 23 августа).​

​свинцом, а выполним приказ.​ещё такой, чтоб одолела нас…​

​Ленинград.​

​рукаве от свежей ​

​Вползла гремучая змея, забрался подлый вор.​

​В атаку, воины! Бойцы великой рати!​

​бойца.​дело,​

​Он от священной ​

​Всю силу гнева, ярости и стали​

​Сергей Феоктистов​

​Которая многим уснуть ​


Товарищ

​солдат оловянный,​огня.​первого, полною чашей​

​Я спросил ее: кто ты на ​к снегу — когда-то..​Гарь и копоть ​

​В окружении огненных ​Время года такое: война.​

​-Ты, папа, о нем не ​

​А руку-то, вишь, оторвало…​И вспомнил о ​

​В сочувствии детской ​-Ах, папа! Ты так воевал!..​мальчишка.​

​он —​Луки,​

​Вот так они, мне помнится, и жили,​велит.​

​Подсчет меня ужасно ​И про себя ​

​Обрадуюсь, идя в ряду ​ходу.​

​картонки.​кровать.​слышу бас отцовский.​

​пол разбивался сон.​Когда вдруг, сотрясая мироздание​


Слава

​на языке конфеты​Михаил Асламов​

​Из ненависти к ​

​Болеть неутихающею болью.​в мужья достаться,​

​том родительской вины.​

​Мы родились спустя ​Досказать на своем ​

​Как нам волны ​курган.​

​И с тобой ​Ты, земляк, мое имя прочти.​

​своей Родины-Матери​И за молодость ​

​Поцелуем смертельным  пуля​войны​

​И мальчик с ​чем-то дорогом.​

​И тихий свет ​

​ко мне поближе.​


Баллада о красках

​рядом пламя крыши ​Повисла черной свастикой ​

​Лицо — как мел, опущены ресницы.​Какое слово страшное ​

​памятных,​

​                                               и не близким​рядом бил врага​

​                            памятник при жизни!​Добыв Победу, возродив Отчизну,​

​в этом тех,​

​Все покорялось их ​поля, к станкам фронтовики,​

​от ратных дел ​Кругом разруха, горе и нужда.​

​Казалось, есть для отдыха ​И лишь совсем ​

​С. И. Аксенов​

​Сквозь огонь, сквозь яростную сечу,​

​благослови.​твою молитву.​

​восток идешь​сила​

​мной.  ​Степан Смоляков​

​на роду, —​расскажут​

​И мне не ​Армейские трубы страны,​

​берез​

​трижды​

​И сердце к ​С одним желаньем,​

​Хабаровске слышны.​Сейчас клубится дым ​

​фронте​

​Чью жизнь сегодня ​загляните​

​Мы славно закончили ​

​и московский салют​Готовясь к последнему ​

​Мы только вчера​

​И прежние песни ​Горячей рукой проведёт ​

​поход заторопится вновь​Великая слава России.​

​местам,​

​снова,​

​метели,​Нас победить фашисты ​

​лесах сосновых злится.​

​все завоет трубы ​и валенки и ​


С. Орлов

​Своей любовью, нежностью своей​Зима их ждёт ​

​И жизни не ​Кто любит мир, свободу —​

​пленёнными…​

​Шагая по асфальту ​От реки​

​За мир во ​собой.​

​Герои танкисты, пилоты​

​Страна зашумела – громадина,​За родину, труд, коммунизм!​

​Рука за винтовку ​подобной​

​Мир дрогнул от ​за памятью его…​

​И как вперёд ​

​своей судьбе​

​отец.​

​И, не сумев убить,​свет —​

​мне свинца,​

​Юрий Белинский – комсомольчанин, поэт, член Союза писателей ​своих сыновей.​

​Три пилона – три паруса мемориала,​палящий прислоняя.​


Р. Казакова

​Пламя и трепещущее, и ало…​Полевая почта,​

​Завтра бой смертельный,​

​дней,​Рядышком с окопом ​

​Знаменьем осенила крестным​

​могла!​снова злая сила​

​их могилкам,​давних пор, —​

​очей поблекших​Невест желанных привести?..​

​— Сыны мои!.. мои кровинки!..​

​Беспечно, шумно суетясь,​Запечатлеть прекрасный миг.​

​Невесту в платье ​Притормозили рядом с ​

​огня.​Одна — в толпе большого ​

​Мать в горький ​

​Зажгла дрожащею рукой.​Людям — счастья.​

​Поклоны била до ​

​его двужильных​И о своих ​

​домой,​

​флягу:​А у горящего ​

​В огне горел ​Видать, меня, родивши, мамка​

​шутил.​— сыра земля.​

​поля,​

​А он — всю жизнь хлеба ​Не привыкать к ​

​жену —​

​Шумит его весенний ​Смахнул солдат слезу ​

​до света —​


Память о сорок первом

​И душами друзей ​Вновь «ястребок» бросал он в ​

​…А в ночь ​И грусть, и радость, и судьбу.​

​Цветущей яблоневой веткой​

​—​небо,​

​сбит над Эльбой,​

​А в сад ​акварель.​

​— рассвет весенний,​

​И стоголосый птичий ​ветер…​

​поиграем!» —​Помню — ветер афиши полощет,​

​И его запомнила​смерть,​

​Помню лишь «войну»…​Мама умерла…​

​Нынче для страны?​Женский род на ​

​холодно,​

​Их вынес из ​А вечером двух ​

​хату…​голодных детей,​Под гневным напором ​

​Дочурка, родная! Твой звонкий смех ​С Победой вернусь ​

​буран огня, ​с трудом.​

​Война налетела на ​Я даже проститься ​

​И к людям ​И я бегу ​

​За сына своего.​Я под землёю ​


Ю. Друнина

​руки​лица,​

​самолёт​

​1938 г.​

​Как клён, сраженный грозой… ​с сестрою ​

​И глухо сказал: — «Война»… ​Те дни растрепали ​

​Он и мёртвый ​стали​

​И не дрогнули ​Ею дышит, живёт земля.​

​Извергая свинцовый шквал.​герой полковник,​

​Посмотри и навеки ​Он стал Ей ​

​мать. ​

​Настиг он вражескую ​Оттуда, где волной крылатой​

​В лицо погибшего ​

​Которого она, бывало,​Под этой каменной ​

​И долго над ​В поношенном старинном ​

​Кругом — пшеничное раздолье, ​

​За мир, за жизнь, за День Победы!​старики…​

​боях когда-то,​

​Друзей погибших имена.​

​Взметнулась к небу ​«Что вы творите, мужики?!»​

​Сержант строчил из ​В лицо, наотмашь, кулаком…​

​Но ворвались бойцы ​— ключ к задаче:​

​Там кровь становится ​

​крики, стон…​

​ракета,​

​ночь смотрели,​

​Пускай усталым, но живым…​

​А в небе ​

​все на свете,​


М. Исаковский

​От них в ​Кому пробьют сукно ​

​трелей,​

​2.05. 2008г.​

​Кто не дрогнул ​

​в Берлине.​Выручает она и ​

​потеря друзей…​

​«Да курнуть бы, браточки, махорочки,​

​ранах бинты.​

​Молча шли и… пробиться сумели.​село…​

​В ночь покинули ​

​Пепел облаком вверх ​

​В тыл нам ​опомнился:​

​«Первый бой…​


Б. Слуцкий

​Опираясь на старый ​

​ловил…​

​Мстил паренек, а меж боями​Был ими превращен ​

​фашистам​

​нельзя.​Его в окопе ​

​Как мог выдерживать ​бруствере окопа​НА СВОЙ ЯЗЫК. ВАШИ ПЕРЕВОДЫ ЗАЙМУТ ​

​со стихами, опубликованными в нашем ​в кулачок.​ежечасно готов.​

​Светлый полдень. Поляна цветов.​

​Екатерина Максимова.​

​                  Где то, что когда-то построили мы?​

​                  Восстала из пепла ​                  Народ веселился, и плакал, и пел!​

​— вот она!​на газетных полях,​

​первый класс,​Информбюро,​

​                  И сказочник Андерсен ​                  Но лучшее время, зажегши свечу,​

​                  Играла в войну ​

​                  Болели, страдали от голода ​— вот благодать!​

​                  А мы оставались ​                  И мы, малыши, взрослели быстрей,​                  Вставай на смертный ​

​для этих ребят ​

​                  Девчонки спасали солдат ​                  Что б армии ​                  Одни в партизанах, бросалися в бой,​


Б. Костров

​крепила она.​чёрною,​

​санках, глазёнки ребят?​

​горе-врачи,​                  Детей угоняли в ​

​                  И толпами дети ​

​                  А где же ​

​                  Как рвутся снаряды, горят города,​Дети войны​

​утро озарит,​

​Не беда, что воину только ​Дальним эхом матери ​

​полынь.​Что ж герой, бесстрашный наш, недвижим лежит?​

​Светит солнце яркое, сеча горяча!​

​За спиной у ​Сергей Илларионович Глущенко​

​Где несобранные капли  ​

​облака.​

​В горечь трав ​

​упал…​Было то, что было невозможно,​

​И ещё помедли, так бы и ​Взявшись за руки, ушли, осталась тишина,​

​Тихий реквием расстрелянного ​

​Сергей Илларионович Глущенко​войны,​

​станет иным?!​Кем же опять ​Дети войны, очень мудрые дети?!​


Перед атакой

​греха, ни вины,​одинаково светит…​

​страшной войны.​не видны,​

​« С «​———— ——- —————-​худоба,​

​Пусть растет, саранча,​

​Не послушный такой ​Разорвался истёртый шнурок,​

​мороза не раз.​Покрывает бабулин платок,​

​плеча,​

​значит!​

​Мальчик на коленях ​Сына мать молиться ​

​Был он ранен ​он живым вернулся.​

​Только папу моего ​

​помню его имя.​Боженька, всё есть у ​

​столовой.​

​этом говорила.​ни хлебушка, ни денег,​

​зовётся тылом.​

​Сделай так, чтоб папу не ​———— ——————- ——————————​

​Ах, люлячето бяло…  Днес празник е ​имена.​и пак се ​

​бял люляк към ​А те – в земята чужда, в разхвърляни могили.​

​гибелта им сега ​

​пепел тлеят села ​

​да е сред ​

​И с мъка ​

​Към своята рубашката ​

​Ах, люлячето бяло – от следвоенен бал ​

​Превод: Красимир Тенев​и страстен танц ​

​последен ден военен!​


Е. Винокуров

​а в храмовете ​ликува цяла  Рус.​

​наградите сега…​а жива — тя една …​

​ще разкаже,​й​

​Притиснала букета,​горчиво й напомня,​

​момичето – на трийсет,​и страстен танц ​

​последен ден военен!​

​       *  *  *​Люляко бял, как силно сърцето ​

​Красавица усмихната на ​победата цялата страна.​

​тя.​

​Останаха те завинаги ​

​Но как да ​опожарените градове! На гърдите й ​

​Притиснала букета тя ​пет лета.​

​Ах, люлякът  бял притиска ​

​Люляко бял, как силно сърцето ​Красавица се смее  ​

​последен​

​в ръцете е ​

​геройски имена.​засмяна​

​притиска до рубашка,​а ордените само ​

​че бяха всички ​Ах, люляк, светъл дъх,​

​радост,​че от петтях ​

​девойка трийсгодишна,​във танца бял ​

​войната​

​„Ах, люляк, светъл дъх!”​То білй танець ​

​Букет в руках ​Героїв імена.​


Мужество

​Сміється бабця знов​Ах, білий той бузок,​
​По землям всім ​Де їх дочки ​
​Гірка занадто плата.​Притиснувши букет,​
​Як боляче, як гірко,​Ах, білий той бузок,​
​Як дзвінко серце ​В останній день ​
​Военных долгих лет!​букет,​
​Героев имена.​И бабушка смеётся​
​Отдаст их ордена.​
​Жива она одна…​Созвездия цветов!​
​А позади беда​В строю она ​
​Как трудно вспоминать,​


И. Уткин

​Военных долгих лет!​букет,​

​Ольга Мальцева-Арзиани​Мы в долгу ​

​Кудри — букли, шифоновый бант.​

​машет рукою,​

​стала война.​

​А наутро была ​Поджидая красавицу — дочь.​

​Юбка — клёш, называется "Солнце",​— рукав.​

​БЕЛЫЙ ТАНЕЦ ЗА ​Слышите ль вы ​

​Птицей взметнётся над ​раскрасят​Дети блокады, дети блокады-​

​Только стальные серые ​хлеба​

​Болью пронзил эфир.​Горло сжимает мёртвою ​

​дым.​

​Серое небо над ​

​блокады.​Наталья Смирнова 5​

​у порога привычно​>Любовь материнская так ​

​снова тепла.​легли на чело.​


Ю. Друнина

​>Ты ждёшь — не дождёшься. Твой мальчик далёко.​

​>Укутавши плечи в ​Каретникова Наталия​

​>В них не ​

​>Спи, сынок, отдохни!​

​сны.​>В этом не ​

​>Не для этой ​город, за Грозный?!​ветер морозный.​

​лихая беда.​

​>В том суровом ​сын.​

​>Сам с собою ​>Письма все сберегла,​

​>Я тебя так ​>Много видел могил​

​>Спи, усни, мой сынок!​

​до приказа.​>Далеко Москва. Привет с Кавказа​

​>Ты не плачь, смахни слезу с ​крепко спать.​

​>И друг друга ​рассвета​

​>Мама! Я пишу слова ​

​разгар весны​>Илье, сержанту Веселову.​

​>За бой награду ​про дом:​

​тут давно.​>Бил пулемет. Бежала банда прочь.​

​назад,​

​сам черт не ​


С. Орлов

​>Январь 1995 г.​предо мною!​
​>Укрою в каменном ​
​беду,​>Жизнь не кончается, мой милый!»​
​>Прижать хочу его ​>Теряя взрослого ребёнка!​
​>Ноябрь 1995 г.​
​я не боюсь.​>Кровавый снег, в огне земля.​
​>Пронзила боль, темно в очах.​>Ну как же ​
​>Земля дрожала и ​— то будет дома,​
​>В окопе с ​
​>Рукой замерзшей на ​
​>Не думал он ​>И стал ценить ​
​брови.​крови.​


Пусть голосуют дети

​фронте,​Светлана Ефимова 2​
​Вторят эхом Кавказские ​Наяву, не во сне​Ты же выжил, солдат!​
​Сколько было потерь?​Те, кому дан приказ ​
​Те, кто были в ​Потому что она​огне,​

​На защиту страны​
​друзьями когда-то.​Не забыли седые ​
​(ОГВ) постепенно расширяла контролируемые ​и МВД России ​
​«О мерах по ​К 25-летию первой чеченской ​

​Та назавжди вони ​Пам’ятатимуть діти війни.​
​Скільки їх в ​сини.​
​зривались,​
​Там блокадним їм ​

​Як мить тиші ​
​сны,​Будут помнить дети ​
​году сорок пятом​своей вины.​
​А летящие бомбы ​Вам досталось, дети войны.​

​ДЕТИ ВОЙНЫ​
​============ =========== ===========​    Не хочу, чтобы взрыв​
​    Все боритесь за ​                              Не пришлось называть​
​          Есть у младшей ​

​Отнимали отцов у ​
​мир!-​росы!​
​               Даже взрослой.​
​                 40-летию Победы 1945-1985гг​детской мечтой…​

​черной лентой,​
​Годы раненой стаей​
​Голодной сибирской зимой:​
​Шепот Хлебного поля…​
​Как фламинго, встает,​
​Корочка хлеба​      — Нас мать вчера ​

​               — Зато с войны ​поротый парнишка.​
​двойки, сукин ты сынок!​
​      Лишь год назад ​в горниле войны​
​« Л «​Пусть сияет салют ​


Баллада о без вести пропавшем

​Чтоб все радостью ​Вы работали, детским трудом​похоронки.​

​не до сна.​Вместо взрослых трудились ​

​Малолетние дети войны​Каретникова Наталия​

​нацистских преступников.​от туберкулёза.​

​по состоянию здоровья ​         После этого Таню ​девять последовательных записей ​

​Таня начала вести ​

​1930 года в ​Только вот в ​

​И народ, немыслимо упрямый,​«Из живых осталась ​

​«Мамы нет… тринадцатое мая…»​Девочка беззвучно закричала,​алчную — в войну!​

​горький​Проскользнул. Из призрачных теней​

​Сквозь печалью залитые ​рекою,​

​Девочка в отчаянье ​И смотрели с ​

​не разбомбили дом».​И хрустящей булки ​

​И на леденец ​Я тебя на ​

​«Мама, посмотри какое солнце!​Пред павшими, под бесконечной синью,​

​героя.​на руки поднявши,​

​Средь груды тел, растерзанных войною,​слыша,​

​–​миром,​

​Очищенные адовым горнилом,​Мальчишка пал, захлёбываясь кровью.​

​от страха,​В лицо он ​

​Мальчонка щуплый в ​Стонали изувеченные стены.​Но равнодушно пожирало ​

​ведая, не зная…​частичкой –​

​пустыню.​

​Деревья к небу ​Иссякли реки, высохли колодцы.​

​чтоб все забыть,​

​«Спасибо Господи,​Вся сожжена была!​

​И долгие три ​Чтоб обменять на ​

​Хватая воздух​толь фриц отвлекся,​

​под ноги стреляя,​пережитые, бомбежки снились.​

​такая боль,​«Как будто было ​

​моей матери​Пусть внуки узнают ​

​с довеском -мукой.​вы выполняли​


А. Сурков

​непослушный вихор,​ушедших отцов.​

​И вмиг повзрослели  ​

​Мальчишки суровой  военной ​

​ковали победу​давно.​

​оторванной лапой,​Тяжесть нелёгкую, хрупкие плечи,​Среди развалин, руин.​

​остро вонзилось:​Воют сирены, гудят…​

​Выбито взрывом окно…​Зинаида Силкина​

​— Девчонкой всю войну ​со стола собрала ​


Он не вернулся из боя

​Екатерина Козырева​развеске, полез в карман ​  В очереди зашумели:​

​— его святое дело.​И потрясённо девочка ​

​её:"Садись вот тут",​Но понимала голос ​Звучит по радио"Священная война",​

​Екатерина Арутюнова​как хлеба кусок.​

​солдат​Повзрослел, возмужал, опалила война​Не твое это ​

​дело, кровью землю марать.​Детям войны​у нас лежит,​

​"языков",​Они стояли у ​годах​

​Бегут минуты тишины…​================= ================= =====​

​жизни груз,​тянется мой след.​тех голодных лет,​

​продмагу​Потом неделю, проявив отвагу,​

​арбуз в своих ​Мы тоже в ​дядька тот держал.​

​у Вальки крепко ​крикнул: “Ребятишки!​

​Кусая губы, побежал домой.​наружу​

​сердце сунули кинжал,​быстро, со сноровкой​

​У них всё ​колокол звенел,​

​врос трамвай,​Но Валька в ​

​Картохи две – ни холодно, ни жарко,​

​наизусть.​по парам,​

​Хотелось спать, но даже не ​И деловито мыслил, как мужик.​

​– парень был, что надо!​от голода бежали,​

​снова в переулок,​прогулок,​Владислав Терентьев Самара​

​с нами шли.​

​полком они Бессмертным​удивлённо:​

​Сменив на тень ​Тоскливой болью обожглись.​

​Решив, что причинила горе​=============== ================= =======================​всеми ленинградцами стойко ​

​техникум. Когда началась война, паренёк решил идти ​всего семнадцать лет…​

​В квартире нет ​

​И мама плачет ​Повидла ложка – весь наш стол,​


Мы вращаем землю

​И первые снежинки…​нише…​Еще мой пост ​

​стал,​

​За городом подбили.​ Ольга Борисова​

​    Ну, что же, надо идти за ​хватает, — это соли. Хотя в магазинах ​

​кипятку с хлебом! Пить же чай  ​придется за 4 ​

​февраль. Еще два месяца ​года.​

​угля, расчистка снега, очистка проездов от ​Ноябрь.​

​29 сентября.​чердак, то на мне ​

​по тревоге на ​поработать так, чтобы досрочно и ​

​Ну, началась война с ​

​23 июня 1941 ​И глядит из ​

​его вопли: " Хлеба!" —​

​Как на влажном ​Кто идет выручать ​

​Дневник​пятнадцатилетия, девочка решила покончить ​

​отцу, было найдено в ​письмо, меня в живых ​

​мой привет…​

​в родимой стороне…​не встретить мне ​

​плохую,​о тебе.​

​Теперь мне больше ​

​раз из плена,​корыта с Розою ​

​на тоненьких устах.​

​Ну, а сейчас я ​

​унисон.​минут…                                       ​

​бед в плену!​

​весточку о доле,    ​Папулечка! С немецкой я ​                        Помните!…»​

​                        Через века,​

​« Б «​   Мы жили далеко ​

​   И чья-то вмиг окончилась ​   В селе слышны ​

​   Глубокий тыл, а где-то шли сраженья​село нам всех ​   До города тайга ​

​   Туда военною судьбой ​Аркадий Белкин​

​Просто нашей дорогой ​И любовь к ​Кто баланду хлебал, не валандаясь,​

​И морковке мороженой ​друга – товарища,​

​теперь нет цены.​С обожжёнными порохом ​

​Только были войною ​Анатолий Лисица​

​ВОЙНЕ 2014​поднимать и переворачивать ​

​ребенку стихотворение на ​

​деятельность​40703810138000013253 в ПАО ​

​107140, Москва, 2-й Красносельский пер., д.7, стр.8​Паломническо-экскурсионная служба​

​Наш монастырь​Код для блогов ​

​неудач,​Назначь мне свиданье, Настасья!​

​все течет.​

​поменяю шинель.​Опять весна на ​

​вчерашним,​Что я скажу ​

​Спишь под фанерною ​Опять, опять, товарищ мой,​

​без сына,​

​Война нас гнула ​

​тобой, брат, из пехоты,​Что идете войной ​

​сплетников, девочки,​


Родина

​Сапоги — ну куда от ​сделала:​

​И себя не ​

​До свидания мальчики! Мальчики,​

​поры,​

​Стали тихими наши ​

​Это я не ​в землянке хватало ​

​Отражается небо в ​Наши мертвые нас ​его я:​

​ветром задуло костер,​То, что пусто теперь, — не про то ​

​Он мне спать ​Он молчал невпопад ​

​Мне не стало ​понять, кто же прав ​

​и та же ​и та же ​

​так? Вроде все как ​До тех снегов, где вам уже ​

​снегов, от той зимы.​Уже меня не ​

​в войне, война участвует во ​быть.​

​в блиндаже.​Я миг непрожитого ​

​Не помню дат, не помню дней, названий вспомнить не ​как мушка в ​

​Я меткой пули ​того, что я там ​

​заря молодая,​Как ребенок, заплакал солдат.​

​Снова ожили в ​

​певучий поток.​И приметил подснежник ​Сердце билось о ​

​Где зрачки пулеметов ​любви.​

​Пой, гармоника, вьюгае назло,​и снега.​

​Я хочу, чтоб услышала ты,​и глаза.​

​печурке огонь,​листьев​


Победителям

​Отсроченный приход.​в упор.​

​Когда рыданье вдовье​осенний​

​на дворе,​Во вздохах темноты,​

​Корыта и ушаты,​на свете.​

​горнице​Все дымкой сказочной ​

​Сказанья Чехии, Моравии​вылезти,​

​И черные от ​

​слышится​

​светло и тихо.​


Ю. Левитанский

​особое.​И будущность, как ширь небесная,​танки​

​березовой.​Как зов в ​

​И на пруду ​

​свастикой хвостатою.​За мать в ​часовни​

​Он мать сжимал ​И монастырский сад, и грешников,​Четырехпалая отметина?​проломами?​

​Необъяснимый отпечаток​щебень​саване.​

​1941г.​Вифлееме.​

​За это поплатиться.​Не сможет позабыться ​Борис Пастернак​

​плеча на землю ​Она с колен ​Победы, нежный и туманный,​

​нескромной​Я не словом, не упреком,​Ленинградскую беду​

​други своя»,​Прямо в желтые ​ворота,​Мы детям клянемся, клянемся могилам,​И та, что сегодня прощается ​

​мог, но не сумел ​пришли с войны,​Разбросала руки на ​

​Я дошла до ​шинели​И пели.​

​Я не знаю, как написать ей,​весна.​У нее ты ​

​Где-то в яблочном ​О рязанских глухих ​Светлокосый солдат лежит?​

​посмертной славы,​черной ржи,​под Оршей​

​С каждым днем ​Отогрелись мы еле-еле,​Старой кажется: каждый кустик​она одна.​

​захолустье​На продрогшей, сырой земле.​разбитой ели,​


Е. Иванов

​девчата,​Нет, это горят не ​

​Шагают бойцы по ​не страшно,​

​Под обстрелом, кричит…​

​Что не слышишь ​от окопа​

​Повторяет комбат.​Должна.​

​От родного окопа​Нельзя по книжкам ​

​Когда их можно ​всегда​

​Так с каждым ​без боли.​

​Я на движенье ​Одним движеньем — так учили нас.​

​Лежит он, напружиненный и белый,​

​у России​

​И откуда взялось ​

​Как же я, и худа, и мала,​Как никто другой.​

​Как я выжил, будем знать​Скажет: — Повезло.​

​Выпить не спеши.​

​Сядут у огня,​

​Пусть поверят сын ​Всем, кто вместе ждет.​

​Позабыв вчера.​

​Желтые дожди,​В седло, накрывши буркой грубой.​

​Какими мы когда-то были.​пожара:​

​сверкнет слеза,​Без всякой видимой ​

​чужой​Когда-нибудь в тиши ​

​И глаза синий ​

​Навек в глазах ​Я говорил ей: «Что с тобой?» —​


Б. Окуджава

​пожара — мы не знали.​Внизу, как тихий василек,​

​канонада.​

​Всю ночь, как будто так ​На слезы обрекая ​

​окрыляет​

​Он мертв. Его никто не ​уж снегом талым​

​не там, где прежде жили,​За все, чем мы с ​

​там, в пыли,​Домой прийти не ​

​знаешь понаслышке,​

​другие,​Мы шли ему ​Привязанный к щиту, чтоб не упал,​

​лафет.​

​Ему зачтутся эти ​

​Погибла мать. Сын не простился ​

​По-русски три раза ​Что русская мать ​

​Я все-таки горд был ​Нас пули с ​

​раскидав позади,​

​Что следом за ​Ты помнишь, старуха сказала:- Родимые,​

​Ну что им ​девичий крик,​

​женскою​деревенскою​

​жил,​За в Бога ​

​Как будто за ​из глаз:​

​называли солдатками,​

​Как слезы они ​

​Как шли бесконечные, злые дожди,​Где жизнь со ​

​ветра,​


М. Матусовский

​неуловимый миг​им не отмерил​

​к ней.​Пускай лежать здесь ​Рук мало — надо два крыла.​

​Разрывов дымные следы,​Тебе холодная земля,​

​Готовясь броситься в ​1941г.​

​холодать,​ней приметы всей ​посчастливилось родиться,​

​Речонку со скрипучим ​в детстве увидал.​

​Какую ты изъездил ​надо​

​Но в час, когда последняя граната​Касаясь трех великих ​

​Бьет колокол над ​войны.​

​Их всех племен ​наций не хулите,​

​Живите долго, праведно живите,​шагу не подавшись ​

​Чтоб не погиб ​Но мы готовы ​пойдут и мертвые ​

​И хоть списали ​луны​

​войны.​Мы все перед ​Иль возвращали, кинувшись в прорыв,​кого-то​

​И пусть не ​у Вечного огня​

​И гул венчальный ​А в этот ​

​рядовых до генералов​пьедесталов,​снимся молодыми,​

​войны.​Сразить которых годы ​

​Постучится сын её ​Дома всё ей ​

​атаку он бежит.​— Алексей! — просили, — добеги!..​его собой.​

​Словно сын её ​в тот же ​

​вспоминать.​знал,​войне,​

​то дальнее село,​Много лет, как все пришли ​продолжает ждать,​

​много лет,​Как будто лишь ​


Бинты

​пути​пляски,​

​ее судьбе.​

​Его тащила на ​То ль вместе ​

​Она рванулась в ​Вот медсестра уже ​

​Вприсядку весело повел.​

​власть,​Звенела юность от ​

​мгновенно повскакали,​углу сидят солдаты ​

​войны.​Их дети —​

​И в разных ​дни войны.​

​чуть-чуть в сторонке.​Сидят в кафе ​

​И улыбнулась виновато.​— Ну, что ты плачешь, медсестра?​

​А сердца по ​То, что было давно,​

​вслед.​пришедших​

​Всех смутила она.​Шла она по ​

​Где-то около Бреста​Осторожно вынес из ​

​сеяли вокруг.​В голубых глазах ​

​рейхстага бой.​Мир нужен на ​

​Пусть бомбовозы по ​молчат,​Мол, война себе войной,​

​На скворца дивится:​

​Играть с войной, чтоб детвора​

​Играйте лучше в ​В войну? К чему тебе ​


М. Исаковский

​со двора​За гордый Ленинград!​
​Останови врагов,​Они дают наказ:​
​клинке –​В твоём безжалостном ​
​мир следит сейчас!​Кровавый изверг — под Москвой,​

​На колени Ленинград ​в руках Петра!​
​Не смолкает грозное ​Разобьют сурово и ​
​рабыней​Где Некрасов пел ​
​Не сожгут ни ​

​Город — песни, Город — исполин.​
​Мы его назвали ​(» Мы победим!» 1941. 05 декабря).​
​Ни жалости, ни милости к ​
​Отныне мы считаем ​

​(1941. — 20 октября).​Амура спешат эшелоны.​
​И фашист не ​Советский человек!​
​Костями ляжем под ​
​Но силы нет ​к Москве, он лезет в ​

​Паучий знак на ​простор​
​озверелый сброд.​Исполним долг советского ​
​идём за праведное ​враг головой заплатит,​
​берега…​

​дробил артналет…​
​дали,​А возле окопа ​
​«Катюши» баюкали в зыбке ​
​О ночь сорок ​душу свело напряженье.​

​Как решили б: к дождю или ​
​по лицу.​стоит и черна​
​Арсений Семенов​сконфузился очень.​
​в кулаке,​— Ну как же! Ну как же! Вручали…​

​ему​
​Дела-то поди умотали…​За ним наблюдает ​
​И вот умывается ​За город Великие ​
​— не двужильный!..​И гнет она, и плакать не ​

​такой фугас.​
​— фронтовой заказ.​  сквозь темень…​
​в руки на ​на карте из ​
​И покидаю теплую ​«Пора, работник!» —​

​И чашкой об ​
​парил над бездной, невесом.​
​В них таяли ​от войны.​
​Мы, может быть, и были рождены​не зажить,​

​И матери моей ​

​Не ищем в ​от войны,​не успели​

​к ногам!​

​Бережет нас Мамаев ​языке​

​Внимательно​

​Вот у ног ​Бил врага я, как белку, в глаз,​

​всей на краю​

​Андрей Пассар — поэт-дальневосточник, участник Великой Отечественной ​на перроне.​

​…Гармонь грустит о ​

​слышу грохот боя,​Малыш стремится быть ​

​И тут же ​небе самолета тень​

​безмолвно у окна.​войны​

​И в знаках ​Ко всем, ко всем – и близким,​


Журавли

​О тех, кто с ними ​

​ставить​до конца,​

​Как велика заслуга ​были нелегки.​

​И шли в ​И хоть устал ​

​Коль полстраны истерзано, в руинах?​победою назад.​                                          был иль ранен.​

​сыновья​дом твоя семья.​

​На кровавый бой ​Ветер мне донес ​Черной степью на ​

​Но твоя испытанная ​Неотступно следует за ​

​пятом году.​Нам знать довелось ​

​Какие там сказки ​войны.​

​Поднимут старинные марши​В краю белоногих ​И вырастают силы ​

​Стал человеку человек!​глухую ночь        ​

​Нам и в ​нас иль рядом​

​С красноармейцами на ​Единым связаны узлом.​Куда сейчас ни ​

​хмуро, —​

​Что бой отгремел ​из Берлина пришли,​

​такие!​

​Сгибая дубки молодые,​Забытую надпись читает,​

​И в дальний ​наши полки –​

​По тем же ​На сопках Маньчжурии ​


А. Твардовский

​И наши белорусские ​вспомнит о тебе.​

​Пускай буран в ​Пускай метель во ​

​Мы им пошлём ​Но  — что зима, когда своей заботой,​

​атаку на врага.​Пётр Комаров​

​громко говорить.​

​Вошли в него ​

​наш из-под руки,​в колоннах​

​«Война – войне» — завещал Ильич,​

​Они поведут за ​

​Семён.​на фашизм.​

​поднялась.​возмущеньи,​

​И мерзости выше ​Алексей Самарин — поэт — комсомольчанин.​

​вперёд,​

​колено преклоняя.​И как в ​

​что помнит мой ​

​Оставил огнемёт.​Она мне застит ​

​И нет во ​

​Отчизне своей.​Город Юности помнит ​

​Замедляется шаг, не звучат голоса…​


Мальчики

​К сопке бок ​

​Три пилона, языки огня,​

​пишет паренёк…​Что нам суждено?​

​как из мирных ​

​вывел паренёк…​плиту,​

​Она иначе не ​Ведь если б ​

​Припав к безвестным ​Осиротев с тех ​

​А в синеве ​в дом родимый​

​глаз.​Верша обряд, не замечали,​

​Прицелился фотограф бравый​В улыбках, лентах и цветах!​

​Эскортом свадебным машины​Стоит у Вечного ​

​Воскресный город озабочен:​

​обрела…​

​иконостаса​

​Земле дай мира,​

​в церквушку,​Но на плечах ​

​с собой!​С медалькой воротясь ​


Перед атакой

​Сказал, пустив по кругу ​— уцелел!»​

​ключе — такая сила:​живуч.​Курил махорку и ​

​Шинель да мать ​Шагал сквозь дымные ​

​жатвой,​

​войну.​Обнял детишек и ​

​Жизнь утверждая молодую,​стволы!​

​Встал садовод опять ​В мерцающую полутьму,​

​штурвала​

​на лбу!​

​недотрога​Прохладным жемчугом росы,​

​Когда победно — в сорок пятом ​

​он смотрит в ​

​Отважный ас был ​восход.​Качалась в небе ​

​Неслись в село ​Медовый осыпая цвет,​

​Слезы, что-то добавил про ​«Вот теперь-то уж мы ​

​у Победы…​Гордый тот урок,​

​Нынче жизнь и ​

​Шлю «войне» проклятия,​

​воющим —​Что всего существенней​Первое склонение —​

​В классе очень ​Рискуя собою, боец Воронцов​


Свет солдатских костров

​ребята… ​Спокойно поджег эту ​

​Оставили в доме ​1942 г., апрель​

​И крикну, раскрывши дверь: —​заре молодого дня​

​МЫ выдержим адский ​Он дался тебе ​

​июньский час: ​войны. ​

​наступает ночь​— В штыки! — кричит лихой комбат. ​

​отомщу ​Любимая  жена!​

​Мне сила праведной ​

​Я постарел с ​Как ты спокойно ​

​собой​упала,​

​Мы долго тогда ​

​Отец возвратился хмурый​(1942. -23 февраля).​

​Что погиб командир, замолк…​

​Крепче всякой немецкой ​

​Кремля!​ — За спиною Москва, гвардейцы,​

​пятьдесят чудовищ,​Здесь погиб наш ​

​1944 г.​нею вновь…​

​Вот эту старенькую ​поле​

​Пришёл сюда издалека:​разу не видала​

​Её соколик дорогой,​


М. Дудин

​мимо:​Могилу ратника она,​

​Сюда, в степную благодать,​Могила павшего бойца. ​

​Спасибо Вам, отцы и деды,​Не прячут слезы ​

​За тех, кто пал в ​однополчане​

​штыки!​курганом:​

​бил…​шею,​

​«Кургана русским — не видать!»​Штыки в атаке ​

​подряд.​В огне разрывов ​

​Взвилась с шипением ​Стволы орудий в ​

​земные,​гул войны.​

​Бойцам плевать на ​спят.​

​ночь летели,​Не слышно соловьиных ​

​склоню.​

​бойцам — ветеранам,​Помнят нашу Победу ​

​всех верней.​Год за годом ​

​боец, —​И меняли на ​

​болью свело.​За пригорком горело ​

​После боя, кто жив оставался,​Но сдаваться — не наш вариант!​

​ли.​От контузии ротный ​

​быль:​

​Летним вечером, в тихой беседе,​Где он кузнечиков ​

​топтал…​речки чистой​

​Пощады подлым нет ​

​Жар пепла выдержать ​Простой советский паренек?..​

​Европа,​А он на ​

​ПЕРЕВЕСТИ ЭТИ СТИХИ ​

​разных стран познакомиться ​

​Жизнь собрала тебя ​К ней любой ​

​Цикл памяти ушедшим.​

​Юрий Кутенин​

​                  Дети войны, дети войны.​                  Всё строили заново, мощь укрепляя,​

​гремел,​и всё ж ​


А. Яшин

​                  Пришлось нам писать ​и пошли в ​

​                  Следили за сводками ​                  Чуковского, Волкова и Маршака,​

​своё.​

​дети,- игра, беготня.​сахарином (блаженство!) глоток.​

​                  Картошка в мундире ​дни,​

​                  С проклятою ордой."​                  "Вставай страна огромная,​

​                  И были примеры ​слегка.​

​трудился, растил урожай,​ребята — дети полка.​

​                  И детские души ​                  С фашисткой силой ​

​                  И трупики в ​                  Там ставили опыты ​

​                  Бомбили теплушки, топили в реке?​                  "Ну, мама, мамуля,что ты молчишь?"​

​вокруг пепелище,​

​помните вы?​

​Тамара Агафонова​Скоро поле ратное ​

​пойдёт.​травною земля.​

​склоняются мальвы и ​

​Сила злая сломлена, валится, дрожит.​


С. Орлов

​с плеча.​не повреждена:​

​Защитник​взгляд…​

​в свет и ​руке — твоя рука.​

​Каждый покачнулся и ​Милый, моя деточка, прости!​

​Тихий реквием, не разомкнутся пальцы,​Тихий реквием, ни стона, ни отчаянья,​

​в шелесте листвы?​Памяти расстрелянного гетто​

​души все дети ​

​Может однажды мир ​многолетий…​

​лихвой седины,​Души, где нет ни ​


Ю. Друнина

​Солнце для всех ​Дети Великой и ​

​Их силуэты почти ​—————- —————— ————​

​И надежды свеча…​

​Не щадит никого ​

​войны,​Загулялись они,​

​соль,​Но спасал от ​

​Смерть кругом, не в кино.​Телогрейка с чужого ​

​Очень многое молитва ​Господи, Всемилостивый Боже,-​

​лес до медсанбата.​

​очнулся,​Лишь бы только ​

​колени.​Я уже не ​

​замолвил слово.​Принесёт из воинской ​Мама мне об ​

​Нет у нас ​

​Хотя город наш ​любимый!​

​сърце!​пак в ръце.​

​храма с геройски ​война​

​Днес бабичка притиска ​

​петте…​Но как за ​

​Зад нея в ​в строя една ​

​зад своя гръб.​сърце!​


Атака

​ръце.​

​На снимка пожълтяла​

​сърцето звънко бие​красавица засмяна — ​

​снимка,​

​празник​

​пазят ​

​пет,​

​И как ли ​

​Сияят на гръдта ​строя тя.​

​сълзи​

​стаено до гърдите,​сърцето звънко бие​

​красавица засмяна — ​години!​

​преживяла.​недочакани!​

​Празнува денят на ​на майките тъжни ​

​завръща се днес.​

​засияли.​военната кървава брадва,​

​в строя- само тя оцеля.​на  тридесет и ​

​години!​преживяла.​

​Литературен превод: Генка Богданова​във танца бял ​войната​

​произнасят​Тя баба е ​

​Ах, люляк, светъл дъх,​са гробовете всички,​

​за гибелта девича,​

​високите награди.​животът е за ​

​и болно е, и страшно,​притиска до рубашка,​

​сърцето бий, не спира,​във края на ​

​Романс в рубашка ​б’ється,​

​війни​

​пом’януть​Країна – знов одна.​

​Віддасть їх ордена.​

​Жива вона одна…​близьким,​

​Високість нагород,​одна.​

​Як важко знати, ох,​


Братские могилы

​Війни скінчились дні!​Ах, білий бузок,​

​Красуня так сміється,​Последний белый танец​

​В руках её ​поминают​

​Ликует вся страна.​И матерям она​

​пять,​Ах, белая сирень,​

​Девчонка жизни рада,​девчонок​

​И позади война.​Последний белый танец​

​В руках её ​

​Романс в гимнастёрке:"АХ, БЕЛАЯ СИРЕНЬ!"​вновь…​

​перед боем​И майор тебе ​И судьбой твоей ​

​пробили куранты…​

​у оконца,​в это никак…​

​Креп — жоржет и фонарик ​

​Ольга Мальцева-Арзиани​Дети блокады, дети блокады…​нём.​

​Искры салюта снова ​Загородив рассвет.​

​Синего!..Как тогда…​Мокнет кусочек чёрствого ​

​стук метронома​лицо.​


Послевоенная песня

​Смотрят сквозь едкий ​

​посвящаю.​

​Ленинграда от вражеской ​Дети блокады…​

​>Нажмёт на звонок ​

​ждала.​

​>А матери хочется ​

​>И грустные мысли ​в окно.​

​ты давно.​ОЖИДАНИЕ СЫНА​

​>Будут новые сны,​последствий войны.​

​>Все кошмарные видятся ​>Дан суровый приказ:​

​вас​

​>Полегло там за ​>Вой снарядов и ​

​>Подкралась к ним ​

​вернуть никогда…​

​>Мой войною израненный ​

​>Был для всех, как чужой.​

​зажгла,​

​спала.​

​>Ты друзей хоронил.​

​Каретникова Наталия​

​>Год ещё остался ​живой!​

​мы с тобой.​

​>Я тебе желаю ​

​тумана.​

​>Наступает ночь, а в час ​МАМА, Я ВЕРНУСЬ!​

​>У блокпоста в ​>Приёмник новенький вручил​

​>Узнала сына, своего Илюшу…​>Все сразу вспомнили ​


Неизвестному солдату

​>Не видели гражданских ​>Зверьё охотится, когда темно.​

​>Бойцы клялись: «Мы не уйдём ​>Расчету боевому был ​

​палате тихо вою…​>И не маячь ​

​>Волчонка моего, беднягу,​

​>Я отвести должна ​>Шепчу: «Сынок, не уходи!​волчонка.​

​выть,​теперь молюсь…​

​>За жизнь его ​>Тот бой, как страшный сон, все длится:​медсанбата!​

​– такая малость,​>Наступит новая весна.​>Что вновь когда ​

​входили в Грозный.​мой.​

​>Которую скрепила кровь.​

​ратной службе​он часто хмурит ​

​в огне и ​>Мой сын – солдат. Он был на ​

​МОЙ СЫН – СОЛДАТ!​ответ?​

​ли войне,​Что ты хмуришься, брат?​

​как герои.​пота, ни крови.​

​рана.​видеть с экрана.​

​Те, кто выжил в ​А суровые, тяжкие будни.​

​Где играли с ​Тем, кто жив, повезло!​

​за Грозный. Объединенная группировка войск ​части Министерства обороны ​

​Б.Н. Ельцин подписал Указ ​Наталия Каретникова​


Е. Долматовский

​вже сни,​

​Про дитинство своє, що розп’яте,​

​дітям війни!​Без провини сиділи ​

​А ті бомби, що з неба ​

​Що дістався їм, "дітям війни".​Промайнуло коротке дитинство,​И цветные мирные ​

​своём распятом​

​Сколько вас в ​Вы не знали ​

​луны,​

​– это наследство​Марина Милова​

​Дети и война. Филателия. Эссе.​Не хочу, чтоб война,​

​мир!​                         Папа, внукам твоим​–​

​    Не хочу, чтобы взрыв​

​    Все боритесь за ​                              Убивала рассветы и ​

​нём​

​Л. Селезнёвой​С солью и ​

​Вот портрет с ​

​домой…​Вдруг мечта улыбнется​Память горького детства…​

​Выйду в поле, а зорька,​

​———— —————— ————————————​           Курлыкал где-то журавлиный  клин.​

​мальчишке:​К ватаге вышел ​


Ю. Друнина

​          А вот за ​
​отец:​
​                     Отцу моему, Селезнёву П.П., без вести пропавшему ​
​=================== ====================== ===================​
​войны.​
​снова в дом,​Потерявших отцов навсегда.​
​Ничего нет страшней ​От бомбёжек порой ​
​страны​
​               посвящается…​
​Дети войны​
​обвинительных документов против ​
​через два месяца ​
​Большую землю.  В 1944 году ​
​года.​
​было сделано всего ​
​в семье. В блокадном Ленинграде ​
​         Таня Савичева, родилась 23 января ​
​Танями девчонок назовут!​
​Встретил долгожданную весну.​
​полосе:​
​Тонкою, дрожащею рукой:​
​Сердце, не изведавшее грез.​
​Бросить в топку ​
​И казалось, что под шепот ​
​Первый луч – беспомощный и блеклый​
​Ленинград.​
​И над непокорною ​
​Посильней зажмуривши глаза,​бумажный на окне,​
​И чтоб наш ​
​конфету​На большой, румяный, вкусный блин?​


Запас прочности

​его придётся,​Ирина Коротеева​

​— слезой Господней.​

​Седой отец убитого ​И груз бесценный ​

​призрачном рассвете,​видя и не ​

​срок не вышел ​душ прощались с ​

​изголовью.​хлёсткой​

​И затряслись каратели ​–​

​Но, вдруг, среди обуглившихся балок,​солому,​


С. Орлов

​останься с нами!».​

​О будущем не ​Толпы безумной  малою ​

​Сжигает солнце белую ​

​источниках не бьётся.​Ирина Коротеева​

​целой жизни,​

​своей целую!​

​боль?​натерпелись там.​

​в немецкий стан,​затаились тихо,​

​были на исходе,​гонял по полю,​

​по ночам те,​глазах​

​сказала.​Дети войны посвящаю ​

​Мальчишки, мои дорогие! Не скроешь.​И порция хлеба  ​

​Недетским трудом норму ​

​Убрав под берет ​И там заменили ​

​наследство,​Они из того, довоенного  детства,​

​Вместе со всеми ​Хоть это было ​


Возвращение

​Плюшевый мишка с ​осин.​

​Осиротели, остались игрушки​

​Молнией в памяти ​

​Голос охрипший:" Тревога! Тревога!"​

​оторванной лапой,​« З «​

​тарелках стоит,ешь сколько хочешь.​женщина,хлеб съела, а потом крошки ​

​После войны​

​получить по карточке.Подошёл я к ​

​не мог найти.​Спасать от зла ​

​И улыбнулся:"Кушай бутерброд".​Взял за руку ​

​она,​Святое дело​

​« Е «​Тут мужик зачерствеет ​


Память – наша совесть

​куски, да какой ты ​

​мать.​

​поживешь.​Не твое это ​

​————— ———- ————​

​В сырой земле ​

​В разведке брали ​Держались тысячи забот.​

​В сороковых лихих ​

​Компьютер,комната,фонарь,​арбуз.​

​с плеч сей ​И к переулку ​

​Познав всю тяжесть ​

​Валькой бегали к ​

​на щеках.​

​И каждый нёс ​

​Голодные, а бегаете шибко!​В руках озябших ​

​И я ладонь ​

​Но громкий голос ​

​стало хуже,​

​Две половинки мякотью ​

​Мне словно в ​Друг другу дядьки ​

​остолбенел!..​

​В ушах протяжно ​

​Через пустырь, где в землю ​

​Темнело…  Мы решили напрямик,​

​что-то раздобыть,​Все закоулки зная ​

​И разделившись накрепко ​полусырой,​

​отряды​Дружок мой Валька ​

​Мы каждый день ​

​Но душу тянет ​


Отрывок из поэмы «Реквием»

​Зима. Мороз. Уже не до ​
​переулке​
​Их души вместе ​
​И шли с ​

​А жизнь смотрела ​
​Любовь…​поплатилась вскоре,​
​Валео Мн​
​24 января 1942г.​

​из заводов  города. Он вместе со ​
​поступил в индустриальный ​
​А ему было ​
​за водой-​

​А впереди морозы…​
​чая.​
​обед​
​Что засыпаю в ​
​ночь,​
​Так шлифовальщиком и ​

​Немецкий первый самолет​
​      ДНЕВНИК​
​пока тянется…​
​надо с солью. Единственное, чего у нас ​

​это слово сейчас, когда рад и ​
​везде, и нести ее ​
​весь январь и ​
​4 января 1942 ​

​на морозе: погрузка или выгрузка ​
​ночь.​
​делаю….​
​не проваливаются на ​

​Часто приходится бегать ​
​Я подал заявление, но не взяли. Ну, не беда. Постараюсь на заводе ​
​года.​
​юноши В. Г. Мантула.​
​твердь.​

​Как из недр ​
​Он живой еще, он все слышит:​
​зените стоят.​

​—————————- ——————- ———————————​
​немецкому помещику, доведённая до отчаяния, в день своего ​
​Письмо, написанное Катей Сусаниной ​
​неволи. Когда ты, папенька, будешь читать это ​

​Когда-нибудь прочтешь ты ​
​Уж лучше смерть ​
​долюшку лихую,​
​Сегодня сообщили весть ​

​когда узнать пытались ​
​смену.​
​И убегала много ​
​А ем с ​
​и кровь спеклась ​

​вальс-бостон…​
​с тобою в ​
​былое вспоминаю до ​
​А сколько натерпелась ​

​Запрячу в печке ​
​Март, 12, Лиозно*, 1943 год.​
​придет – никогда,​
​                      « Помните!​

​============= =========== ==========​
​слепые…​
​несчастье​

​извещений часто​
​—​
​   Но было то ​
​   До города — две сотни верст,​
​село,​

​В тылу​
​Та дорога, что Родиной пройдена,​
​Жил, работал, и малому радуясь.​
​войны,​

​походы – «бои»,​
​Он был голосом ​Но зато нам ​
​Мы — голодные дети войны,​
​мы.​
​БЫЛИ…​

​АЛЬМАНАХ "ДЕТИ НА ВОЙНЕ" — ЛУЧШИЕ СТИХИ О ​

​нас отесывает… как река камни. Надо чаще нас ​

​• Тоже задали найти ​

​Назначение: Пожертвование на уставную ​г.Москвы»​Схема проезда​Приемная:​

​Святейший Патриарх​

​нас золотые…​

​удача средь всех ​

​поле остался…​

​А сабля сечет, да и кровь ​

​На прежний пиджак ​И генерал, и рядовой.​Неужто клясться днем ​домой!​закрытыми очами​улиц​Четыре года мать ​

​Бери шинель, пошли домой!​

​А мы с ​

​не во что,​

​Вы наплюйте на ​

​Раздарили сестренкам своим.​

​ж ты подлая ​

​пуль, ни гранат,​

​солдатом — солдат…​

​Повзрослели они до ​

​сделала подлая:​

​Все теперь одному. Только кажется мне:​

​Нам и места ​часовые.​

​вернулся из боя.​

​По ошибке окликнул ​Для меня будто ​

​вернулся из боя.​про другое,​
​вернулся из боя.​
​покоя.​Мне теперь не ​
​Тот же лес, тот же воздух ​Тот же лес, тот же воздух ​

​Почему все не ​
​разлучить.​излечить от тех ​
​скулах у меня.​Я не участвую ​
​быть или не ​

​огня, и пламя гильзы ​
​на бегу.​был. Я все забыл. Я все избыл.​
​в этот лед. Я в нем ​
​Я неопознанный солдат. Я рядовой, я имярек.​

​Ну что с ​
​За плечами пылала ​
​года впервые,​
​Осторожно приладил цветок.​

​Ожил радости прежней ​
​И сказал пехотинец: — Отмаялись! Баста!-​Поднялся победитель-солдат.​
​крови сырая,​От твой негасимой ​
​— четыре шага.​

​Между нами снега ​под Москвой.​
​Про улыбку твою ​Бьется в тесной ​
​Сквозь желтый ужас ​
​Своей поры последней​И вижу смерть ​
​рекой.​

​А днем простор ​

​В саду и ​

​Проглоченные слезы​Апрель 1944г.​

​Москва милей всего ​

​В боярской золоченой ​

​Цветами выйдут из-под снега.​

​Но заиграют, как овраги.​

​Везде трава готова ​

​с пространства​

​Земной могучий голос ​

​Как на душе ​

​Bсе нынешней весной ​

​границы,​

​Он топчет вражеские ​

​И пахла почкою ​И родина, как голос пущи,​лик Георгия.​С такой же ​

​в латы,​

​По темной росписи ​пересмешников.​

​вспомнил детство, детство,​

​черной раме​

​Домов с бездонными ​

​своих проведывал,​

​Кадильницею дым и ​

​Качалось в штукатурном ​

​Не смогут позабыться.​

​Как Ирод в ​враг​

​Вовеки не простится.​

​8 ноября 1945г.​И бабочку с ​Хлопочет запоздалая весна.​И в День ​

​Я не похвальбой ​

​зарою.​29 февраля 1944г.​«Жизнь свою за ​пехота​Сзади Нарвские были ​

​переплавит.​

​Анна Ахматова​
​Что я их ​В том, что другие не ​

​шинели​

​Мама!​

​Девочка в заштопанной ​

​Плакали​зажгла.​

​За порогом бурлит ​

Сегодня по календарю

​друзья, любимый,​


14 февраля

​не в счет.​Белорусские ветры пели​бинтах кровавых​
​Мы не ждали ​Мы пробились по ​В окруженье попал ​
​Светлокосый солдат идет.​не в счет…​
​весна.​У меня лишь ​Где-то в яблочном ​теплее​
​Мы легли у ​Идут по войне ​Похожие на парней.​

​Качается рожь несжатая.​
​Кто говорит, что на войне ​Кто-то там,​Перед собой,​
​В трех шагах ​Хоть «Не смей!»​
​Проскочить под обстрелом​хруста,​Как жалко, что науке доброты​приросшие бинты,​Но раненые метили ​
​тобою!​Стараясь отмочить его ​взглядом страшных глаз,​
​одним движеньем смелым.​налиты,​


​Что гадать!— Был и есть ​дошла.​
​не совсем понимаю,​ждать,​
​Ты спасла меня.​
​меня, тот пусть​заодно​


​ждать,​
​Что забыть пора.​Жди, когда уж надоест​
​ждут,​Жди, когда наводят грусть​
​Девчонку будет поднимать​Кавалеристы на конях,​


​С далеким отблеском ​А у нее ​
​забытье​У женщины совсем ​
​. . . . . . . . . . . . . . .​прижималась,​
​Пожара отсвет голубой​седла поднимали.​


​В ту ночь ​доставая,​
​К нам долетала ​Пожар стихал. Закат был сух.​
​суровая свобода:​
​И слава мертвых ​


​Движеньем руку занеся.​За пять минут ​
​Теперь мой дом ​своей земли.​Которыми я плакал ​
​этого мальчишку,​Ты это горе ​
​Ты говоришь, что есть еще ​лафете спал.​


​Отец был ранен, и разбита пушка.​Был исцарапан пулями ​
​этом свете​на лафете.​
​нас, русская женщина​умереть мне завещано,​
​вся,​


​на груди.​На русской земле ​
​Ты знаешь, Алеша, ночами мне кажется,​бабьим чутьем,​
​одетый, старик.​По мертвому плачущий ​
​и с песнею ​Не знаю, как ты, а меня с ​


​Не дом городской, где я празднично ​
​Всем миром сойдясь, наши прадеды молятся​сошлась,​
​Шел тракт, на пригорках скрываясь ​
​И снова себя ​к груди,​


​Ты помнишь, Алеша, дороги Смоленщины,​
​тридцать метров,​
​Осталась только сила ​Ты в тот ​
​Ты сам длину ​Лишь крепче прижимайся ​


​Пусть снег метет, пусть ветер гонит,​
​Казалось, чтобы оторваться,​
​Едва заметные пригорки,​Какой уютной показалась​
​снегу,​


​нельзя отдать.​Да, можно голодать и ​
​Чтоб видеть в ​Вот где нам ​
​леском,​Какой ее ты ​
​страну большую,​


​миг припомнить разом ​
​Непобедима, широка, горда.​Константин Симонов​
​плакучих склонены.​
​Убитых, не вернувшихся с ​


​на могильных плитах!​
​И никакой из ​
​Достойное равнение держать.​
​Пред злом ни ​


​едина,​Будь отвратима, адова година.​
​Что в бой ​льется с вышины.​от солнца до ​
​Убитых, не вернувшихся с ​
​Как на медалях, после нас отлитых,​окопах защищали​


​И перед награждением ​раздумье головы клоня.​
​И всякий раз ​нами поминальный,​
​печальный день начальный,​Мы все от ​
​Победы сходим с ​Еще мы женам ​


​Убитых, не вернувшихся с ​
​до знаменитых,​Посреди тревожной тишины​
​услышать мог…​И опять в ​
​— Алексей! — кричали земляки.​


​Встала мать прикрыть ​
​— Алексей! Алёшенька! Сынок! —​Мать узнала сына ​
​Трудно было это ​и кто не ​
​Фильм документальный о ​Сколько их в ​


​Много лет, как кончилась война.​Но она всё ​
​Постарела мать за ​
​Вот-вот закончилась война.​Нежданно встретившись в ​
​Нет ничего прекрасней ​


​Пока чужой в ​То ль, раненного, с поля боя​
​Что где-то виделись они:​
​сбросив,​восторге пол.​
​И медсестру какой-то парень​


​Но, возымев над всеми ​стаканы​
​Все с мест ​— Вон там в ​
​Совсем не знавшие ​отмечали​
​Что на Руси​


​То, что певали в ​
​Их стол стоит ​
​огней​Может и пора.-​
​Б. Н. Полевому​Затихала вдали…​


​Песня вновь воскрешала​Мы вздыхали ей ​
​Вспомнив всех не ​
​—​Военных времен.​
​ Андрей Дементьев​платье белом​


​Смерть и муки ​
​У столба, дрожа, она стояла,​Настал у стен ​
​Не гибнут люди, города…​
​голубым,​И пушки грозные ​


​Бывший без пригляда.​
​боец.​Я думал: перестать пора​
​нужна.​
​В подводную войну!​Позвал я внука ​


​над Москвой,​
​Москву,​на бой,​
​В твоём отточенном ​
​жена.​


​За тобой весь ​
​(10.Х.1941).​
​с броневика:​
​И сверкает меч ​
​дома и камни,​Город славы,  чести и дворцов​


​Разве может сделаться ​Пушкин,​
​Гражданин.​
​миром​и кумача​штыку!​
​святое слово:​страшен, и суров.​


​Мы тебя отстоим, дорогая Москва!​От тайги и ​
​и боль, и тревоги!​рабстве и ярме ​
​грозный час​
​видели не раз.​Он тянет щупальцы ​


​сапог.​
​края, в наш солнечный ​Наводят страх на ​
​Как лётчик Здоровцев, как капитан Гастелло,​
​Мы в бой ​За кровь детей ​


​В опасности родные ​Еще на детали ​
​только детали той ​игрушках держал.​
​кашей,​
​отраженье?..​И мне странное ​


​Горизонт задымлен. Мы решаем: к свинцу,​с рассвета скользят ​
​Роща взрывов багрова ​жалею, сыночек…​
​И тут же ​-Его я держал ​
​в дыму…​И горестно стало ​


​встал!​
​сон,​
​Вернулся уже одноруким.​в трудных боях​
​Что щи пусты, а сам я ​Но — как длинна ты, фронтовая смена!​


Кукла

​Фашистов мой один ​

​Мы точим мины ​я бреду​
​Сует мне мама ​
​Я правлю фронт ​
​спецовку​мать.​

​—​Я в них ​
​рассветом!​
​Совсем не пострадавших ​жить.​
​Душевным ранам долго ​живых, наверное, остаться,​

​дети,​Нет, мы не пострадали ​
​Ту, что Родине мы ​Точно волны плеснули ​
​Но теперь, безвозвратно канувших,​На нанайском родном ​
​На гранитной плите​

​в свой час.​верен,​
​Лишь у жизни ​кругом.​
​А женщина осталась ​собою.​
​И все яснее ​сжался и притих,​

​слышен детский крик,​Как будто в ​
​И ты стоишь ​
​Сергей Тельканов, поэт-дальневосточник, участник Великой Отечественной ​Вечном том огне,​
​К полям, лугам, знакомым и родне,​болью память остается​

​Им всем бы ​Они, свой долг исполнив ​
​И, как солдат, залечивала раны.​И пусть задачи ​
​                                               в ответе.​дети.​
​отдохнуть солдат,​Они пришли с ​

​Хотя контужен каждый​Все твои родные ​
​И вернется в ​
​И, как сына верного, на битву,​
​Ленты пулеметные несешь?​Где теперь ты? Под седым туманом​

Тихвин, 14 октября 1941 года

​Не качала, к зыбке наклонясь.​

​Образ твой, задумчивый и строгий,​Весной в сорок ​Но мы-то доподлинно знаем,​
​салют,​Не видевший этой ​
​слез.​
​Когда это будет, не знаю:​Рука — к руке,​

​Близким​
​Моряк плывет в ​Ленинградом​
​И далеко от ​до юнца —​
​Сердец невидимые нити​Порт-Артура.​

​И тучи проносятся ​Из радиосводки узнает,​
​На Дальний Восток ​Да мы-то уже не ​
​А ветер шумит,​
​Другой на кресте​могилой​

​Сегодня проходят и ​Бойцов провожая сурово.​
​Снова мы здесь,​суровой для врага​
​И на привале ​
​к ним.​

​фуфайки отдадим.​
​Родных обогревает сыновей!​
​Мороз, и снег, и  ветер, и пурга.​Идут бойцы в ​
​родные города​Не смея даже ​

​покорить —​
​Косясь на город ​Их были тысячи ​народа:​
​И танки, суда, самолёты​Даст бой Тимошенко ​
​Восстал весь народ ​Вся родина вмиг ​Забились сердца в ​

​вероломно напал,​От взгляда моего!​И я пойду ​
​шёлк,​был,​
​позабыть,​след​я памятью отца.​
​в огне.​

​Присягаем на верность ​Слава! Память вам вечная, наши герои!​
​Вижу Вечный огонь, пламя плещется ало…​постояло,​
​мемориалу.​бойся!» —​Что нас ожидает?​
​Белая ромашка​

​«Дорогая мама!» —​На ту гранитную ​
​же поступила,​Смахнула бисеринки слез.​
​костер.​…Сама детей благословила,​дверей…​
​Не довелось вам ​

​Ее пронзенных болью ​Охапка пламенных гвоздик.​
​руках…​быстротечный​
​Из-под платочка — снеговей…​платочке​побрела.​
​Душа покой не ​Пять свечек у ​

​Мои печали утоли.​Пришла к заутрене ​всласть,​
​А флягу — в поле взял ​победном мае синем,​
​со лба,​И в рукопашной ​
​А в том ​Заговорен я и ​А он, бессмертный, на привале​

​смерти —​
​круговерти​Война была кровавой ​Ушел на долгую ​
​на рассвете,​взгляд.​
​И яблонь молодых ​

Баллада о кукле

​нему.​

​вышел​И яростным рывком ​
​С седою прядкою ​С ним разделила ​
​Час Победы​Та долгожданная весна,​
​Не оттого ль ​пилот.​
​Алел над сопками ​их веселья​

​концерт.​нежной дремы,​
​И, пустым рукавом вытирая​старую площадь.​
​Много разных примет ​О «войне» тот горестный,​
​Но «войною» меряем​Чтобы я жила.​
​А за словом ​

​Вывожу — «война».​И пишу, пишу.​
​Людмила Миланич​
​солдаты…​
​В бою услыхали ​Мордатый фельдфебель — отпетый палач ​
​зверином​теперь!​

​снег ​И я на ​
​отцом…​Ты выросла, сделала первый шаг. –​
​В тот ранний ​Рождённая в день ​
​Когда за окном ​уйдёт…​
​Я втрое немцу ​пойду в штыки, ​

​И сына — мертвеца…​В дыму, у рухнувшей стены​
​Я не забыл, пруссак,​Унёс ураган с ​
​Мать вскрикнула и ​суму.​
​с гумна​полк.​
​И бойцы — рубаки не верят,​
​не ушли назад.​К лучезарным звездам ​

Спою тебе, родной

​сказал: ​

​Шло на нас ​
​земле родной:​
​любовь.​
​Зажёг Зарю над ​неволи ​

​На этом васильковом ​автоматом​
​А мать ни ​родимый,​
​И думает прошедший ​
​Придёт, украсит васильками ​на закате ​

​в чистом поле​
​венки.​
​Склоняя головы седые,​
​Передается по рукам…​

​Чтут свято все ​И кровью плакали ​
​Застыло солнце над ​
​Боец фашистов ею ​
​А тот, врага схватив за ​Фашисты думали иначе:​

​ней припал солдат.​Лишает жизни всех ​
​Загрохотали пушки где-то,​«Молчи, война, СОЛДАТЫ СПЯТ!»​
​Там, где развалины дымят.​Им посылают сны ​
​Устало спят под ​стены…​

​в сердце вечно ​
​Шальные пули в ​Великой Отечественной войны, посвящается​
​Свою голову низко ​
​В День Победы ​

​честь отстоять…​
​Помогала в бою ​
​бои да пожарища,​На привале вздыхает ​
​Позабыли, когда что поели,​Скулы гневом и ​

​зарево,​
​скрипела во рту​
​поахали,​
​Отовсюду огонь, тут до страха ​

Предвоенный вальс

​Бомбы, мины, снаряды как град…​

​Своим внукам рассказывал ​За то, что Родину любил!..​
​маки,​Враг землю русскую ​
​За то, что дом у ​атаку шли друзья.​
​Казалось — все! Остался пепел…​со стужей​

​Не представляла вся ​!!!​
​ПРИГЛАШАЕМ СЛАВЯНСКИХ ПОЭТОВ ​Приглашаем поэтов из ​
​Голод — холод. Смертей покрывало.​— жизни награда.​
​Юрий Кутенин​« Ю «​

​участье и мы,​
​                  По ней, как тайфун, пронеслася война.​                  Победный салют долго ​
​                  Победу мы ждали ​у нас.​
​                  Вот время пришло ​его мы рассказ.​

​                  И слушали мы, почти не дыша,​                  Отечество мы защищали ​
​                  Но дети есть ​                  И чай с ​
​голодать!​                  Работали матери целые ​
​чёрною,​и Мамлякат.​

​неподъёмной лопатой.​                  Откуда головка виднелась ​
​                  Кто в поле ​                  И с ними ​
​страна,​бой​
​                  Блокадный, как можно забыть, Ленинград,​

​зверья.​
​                  И, как самолёты, срываясь в пике,​за руку малыш:​
​                  И вместо деревни ​                  Что о войне ​
​« Т «​и надёжней нет!​

​ноги и домой ​И дарит прохладою ​
​А над ним ​Наземь, срублен падает — репей и осот.​
​полю и разит ​Но отвага воина ​
​Февраль-март 2012 г.​Неба нежен материнский ​

Памяти ленинградских детей, погибших на станции Лычково

​И сквозь ветви ​

​Это знак в ​осторожно,​
​дальше,​Словно напряженная струна.​судьбы.​
​Слышишь шепот детский ​Сергей Илларионович Глущенко​— Смотрят нам в ​Дети войны, драгоценные дети?!​
​Жизнь, возрождая в полёт ​Вы, что хлебнули с ​

​Дети живые, погибшие дети.​свежи и стройны,​приметен –​
​Сергей Афонин 13​«Сражаться до конца»​
​глазах и мольба,​Не пропав сгоряча.​
​Выживать нужно детям ​никак,​Пайка хлеба да ​

​моток,​печать,​Ольга Мельничук 2​
​в беде поможет.​отца-солдата.​Но дополз сквозь ​
​боец в лесу ​в день весенний.​
​Хочешь, даже встану на ​не хватает.​За неё сосед ​

​Бабушка картофельных очисток​Боженька, ты где-то есть, я знаю.​молилась.​
​погибла,​Боженька, родной мой и ​
​с радост старешкото ​Войната бе отдавна. С букет е ​Звучи молитва в ​
​от тая зла ​даде…​

​каже?! Сама е от ​Ах, люляк бял, съзвездие – бели цветове!​жива, притиска тя букета.​
​от пет девойки ​вече с война ​с радост младежкото ​
​Войната свършила е. Букет държи в ​     *  *  *​Ах, люляково цвете,​
​На пожълтяла снимка​от тази стара ​днес, в този светъл ​

​И майките ще ​че бяха точно  ​
​от бели цветове!​
​в руини градове.​сама е в ​И радостта през ​
​Ах, люляково цвете,​Ах, люляково цвете,​

​На пожълтяла снимка​от военните дълги ​
​букет . Войната е тя ​В църквите – опело за войните ​
​си тя!​
​Само ордените носи ​Те бяха пет. А единствено тя ​

​съзвездие  от звезди ​Спомен лош остана ​
​с тъга — от пет девойки ​Девойката вече е ​
​от военните дълги ​й – букет . Войната тя е ​НА ПОЖЪЛТЯЛА СНИМКА​
​сърцето бий, не спира,​във края на ​

​а в храма ​за цялата страна.​тешат.​
​По чуждите земи​
​тя​Сияят на гръдта​
​Букета стиска тя,​–​
​Ах, люляк, светъл дъх,​ах, люляк, светъл дъх,​

​красавица с усмивка,​*  *  *​
​Як дзвінко серце ​В останній день ​І в храмах ​нас,​
​А матерям вона​п’ять,​Як скажеш всім ​
​Згорілих майже вщент.​В строю вона ​

​Позаду вже війна.​наш,​
​її,​На знімку, що пожовк,​
​бьётся,​Последний день войны,​
​И в храмах ​
​Сегодня, в День Победы,​разбросаны могилы,​Их было ровно ​
​Высокие награды.​прижав,​Что из пяти ​
​Девчонке тридцать лет,​бьётся,​

​Последний день войны,​————- —————— —————​
​Сквозь года вспоминается ​Вспоминал каждый раз ​
​Наступила Победы Весна.​ты сменила,​Но в 12 ​
​Только мама сидит ​Ну не верилось ​Кудри — букли, шифоновый шарфик,​

Цветок жизни

​« О «​

​дня!​Радость воскреснет в ​
​Надо суметь ДОЖИТЬ.​
​Чёрною пылью, адскою былью​
​Хочется неба, прежнего неба,​Рушится целый мир.​

​В отзвуке грома ​Пепел летит в ​
​Дети блокады, дети блокады​детям блокадного Ленинграда ​
​дня полного освобождения ​Наталья Смирнова 5​здоровый, живой.​
​>Я тоже когда-то так сына ​дома…​

​>Впервые не вместе. Тебе одиноко.​
​смотришь с надеждой ​
​дело на дверь ​>Июль 1996 г.​
​тебя двадцать лет.​>Нет лекарств от ​

​>Стонешь, словно больной:​час,​
​>А учили мы ​>Сколько наших ребят​
​>На чеченской войне​бою​
​>А других не ​>От беды сберегу,​

​>Ты вернулся домой.​>Свечи в церкви ​
​>Я ночей не ​жизни пройти:​
​КОЛЫБЕЛЬНАЯ ВЗРОСЛОМУ СЫНУ​
​строй.​войны к тебе ​

​>Будто снова вместе ​рано.​
​>Горы в окружении ​
​летит домой.​>Май 1996 г.​приёмник.​
​верен слову:​в киносюжете том​>Кругом бои, а тут – кино!»​

​>Они смущались: «Что за чудо?​>Бой начался, когда настала ночь:​
​неспроста.​> Другу сына – Илье Веселову​
​>А я в ​
​>Уйди, война, отсюда прочь,​>Через флажки перенесу​

Памяти 13 миллионов детей, погибших во Второй мировой войне

​>Твердит: «Не надо плакать, мама…»​

​жизни силы.​>И держит моего ​
​>Волчицей хочется мне ​>Я о других ​
​>Мой сын живой. Он будет дома.​плечах.​
​>Так далеко до ​>И жизнь его ​

​знакомо,​>Он так мечтал, что доживет.​
​>Под Новый год ​>Взрослевший рано мальчик ​
​братской дружбе,​
​>Сын возмужал на ​>С тех пор ​

​>Мой мальчик был ​не до сна.​
​г.​Где найти нам ​
​Не о той ​
​живых, целых в роте…​

​Погибали в бою ​Не жалели ни ​
​Не зажившая давняя ​Не хотят её ​
​забудем.​Их война – не кино,​Как пустели дворы,​
​Время быстро прошло…​начались кровопролитные бои ​территории Чеченской Республики». Спустя два дня ​

​года Президент РФ ​« Н «​
​Кольорові і мирні ​травня весни.​
​Хоч вклоніться цим ​В таборах, у холодних бараках​
​голодному сні,​— це спадок зловісний,​

​ДІТИ ВІЙНИ (вільний переклад П.Голубкова)​дыханье свободы​
​Но о детстве ​Поклонитесь детям войны!​
​В лагерях, в холодных бараках​Вам мерещился серп ​
​Страх и голод ​" М "​            1985г​

​    Мир услышит!​Все вставайте за ​
​                    Ты погиб молодым.​     Сорок зим  пронеслось ​
​Не хочу, чтоб война,​мир!​
​беда,​          Я тоскую о ​

​Стихи и музыка ​Я седая. Жую корку Хлеба​
​Память надежды мудрей.​С корочкой Хлеба ​
​солью?..​поет…​
​Л. Селезнёвой​ремень всего один…​

Стихи о почтальонке

​слеза горошком.​

​          А сирота завистливо ​
​чугунок…​               — Вот за табак,  паршивец! За кресало!​
​   Хлестал ремнем виновного ​
​Любовь Селезнева​

​спокойные сны…​Дети страшной суровой ​Чтобы счастье вошло ​
​Сиротели мальчишки, девчонки,​война.​
​в куклы, ни в мячики.​На колхозных делянках ​
​Отечественной войны (1941 — 1945 гг.),​Каретникова Наталия​

​процессе, как один из ​инвалидов, где и умерла ​
​с эшелоном  на ​умерла мама – в 7.30 утра,13 мая 1942 ​
​старшей сестры Нины. В дневнике Таней ​самым младшим ребёнком ​
​живут.​

​мире​Май другой, Победой трудной пьяный,​
​Вывела на красной ​
​И писала, плохо понимая,​
​Только сердце, как набат, взрывало,​она успела,​

​тома.​
​дней,​Глядя на суровый ​
​гроза​
​Под худым, протертым одеялом,​Бился в крест ​

​лето​
​Вот бы шоколадную ​
​похоже​
​Если мне спасать ​Таня​

​И колокольный звон ​
​безвинно павших,​головою.​
​И на холодном ​
​И ничего не ​А сто пятидесятой ​

​Сто сорок девять ​Склонившиеся тихо к ​
​Под беспощадной очередью ​От ветра, словно ангельские крылья.​
​ранен…, но не жалок ​Набрасывало небо постепенно.​
​Пытаясь сбросить жаркую ​Будь милосерден и ​

​Стучало сердце – птичкой-невеличкой,​
​посреди Хатыни.​
​виделось мальчишке –​
​Вода ключом в ​Хатынь​

​Но видно ей, не хватит​
​Я руки матери ​Кто Белоруссии измерил ​
​И сколько страха​
​Возили семя льна​скатились в яму,​


Валентин Берестов

ВЕЛИКАН

​Когда же силы ​развлекаясь дико,​
​Я знала, сколько раз ей​А в старческих ​
​«Я тоже помню»- тихо мать​« И «​
​сердце храните своём​Тарелочка супа,  и  мыло давали,​
​каждый готов.​Подставив «трибунку», чтоб было удобно,​
​пришли на заводы​им досталось в ​
​Зинаида Силкина​Снова сады зацвели.​
​нам возврата,​Тихо мерцали вдали.​
​Голых и мокрых ​Чёрный большой самолёт…​
​Гладя притихших ребят.​В комнате жутко, темно.​
​Плюшевый мишка с ​============= ==================== =============================​
​едите? Хлеб-то бесплатно в ​— Сижу в столовой, а рядом старая ​
​запомнил — подальше положишь, поближе возьмёшь.​   — Война научила. Я маленький был, послали меня хлеб ​
​старика к кассе.Он подошёл платить, а деньги долго ​
​пока такой народ,​сало.​
​Увидел русский — плакала, дрожала,​Жила в Германии ​
​.ЕКАТЕРИНА КОЗЫРЕВА​
​———— ————————- ——————————​То, что ты пережил, да не дай, в общем, БОГ​
​Сердце рвется в ​
​пришел, не узнала бы ​весен и еще ​


Наум Коржавин

ДЕТИ В ОСВЕНЦИМЕ

​дело, воевать, погибать​
​принадлежит.​
​Немало их,детей военных,​
​помогали,​
​плечах​войны.​
​Дарилович​
​Но помнится расколотый ​И Валька сбросил ​
​темя,​злое время,​
​На пару с ​
​Просохли слёзы даже ​
​неторопливо,​Да не робейте, кушайте, мальцы!​
​арбуза​Оторопели мы, как от конфуза,​
​Отвесив матом что-то про родню,​Заплакал я, и чтоб не ​
​удержал.​такому вдруг случиться,​
​цирке! Классно, хоть кричи!​От изумленья я ​
​Не зря мы, как скаженные бежали,​— Бежим! – и мы рванули, что есть духу,​
​По “норам” разбредалась вся ватага,​С желанием хоть ​
​гулким тротуарам,​игрой.​
​Порою даже хлеб ​Он сколотил дворовые ​
​виски.​Худые, под глазами синяки,​
​рад,​   “Арбузный переулок”​
​Баллада об арбузном ​
​Несли защитников портреты. –​Своих детей – детей войны.​
​– прекрасный Зов.​
​Восприняли вдруг за ​
​За что и ​войны​
​Умер от голода ​
​работать на один ​


Фрида Вигдорова

​восемь классов и ​
​Вернусь? Увы, навряд  ли…​Пора идти мне ​
​нас,​
​Встречали с чашкой ​Кусочек хлеба на ​
​невмочь,​Работаю полдня и ​
​взяли — молод.​Сирены громко выли.​
​великое счастье…​– кг. Около 2-3, и вот он ​
​крошки сладкого, и пить кипяток ​воды, чтобы согреть чай. Чай! Как громко звучит ​
​воду. Вода замерзла абсолютно ​ложечкой повидла. Кончаются дрова. Взять неоткуда. А впереди еще ​
​гр. хлеба.​Того хуже. Порвались ботинки. С дырявой подметкой ​
​хорошо…. Работаю по – прежнему там же…. Пришел после 18-часовой смены, работал полдня и ​
​с крыши, что я и ​
​падение бомб, а если они ​1 августа.​
​9 июля.​23 июня 1941 ​
​Из дневника Ленинградского ​Но безжалостна эта ​
​во сне,​— он дышит,​
​Птицы смерти в ​
​Витебской области, в Белоруссии.​
​домов города Лиозно. Отданная в рабство ​умирающей дочери…"​
​письмо из немецкой ​Я верю, что отыщется конверт,​
​я на чужбине!​
​Не вынести мне ​
​нашей же избе.​
​ищи — убили звери,​За наказаньем — голод шел на ​
​будет грязная свинья!"​
​последних я.       ​Спина в рубцах, обветренная кожа,                   ​
​а гости танцевали ​и пели как ​
​​
​сегодня.​конверт.​ ПИСЬМО​
​                        Кто уже не ​
​Борисова Ольга Михайловна​равно на фронте.​
​   Людской беды свидетели ​
​   И в чей-то дом пришло ​   И после этих ​
​за каменной стеной ​


Анна Ахматова

ПАМЯТИ ВАЛИ

​—​в колхозе мама.​
​   Большое и холодное ​
​Аркадий Белкин.     ​
​не пойте нам.​
​не ныл,​Знаю я : тот, кто ел хлеб ​
​Мы ходили в ​
​Сквозь бомбёжки, обстрелы, пожарища.​
​и обедом, и ужином,​

​травы.​
​И влюблялись, любили не хуже ​МЫ ТАКИМИ ЖЕ ​
​все.​и пока искал, начитался… даже работать перестал. Да… Как же время ​
​Православной Церкви 1991-2017.​ИНН/КПП: 7708047062/770801001​
​«Алексеевский женский монастырь ​Электронная почта монастыря​
​Дежурный:​монастырь​
​И крылья у ​Что есть нам ​
​Что где-то я в ​Такая сегодня погода.​
​Затихнет шрапнель, и начнется апрель.​Мы все — войны шальные дети,​
​перед вдовой?​Бери шинель пошли ​
​А ты с ​к пеплу наших ​
​ей самой.​мы счёты,​
​Постарайтесь вернуться назад.​Пусть болтают, что верить вам ​
​погон…​белые​


Яков Козловский

СЛУЧИЛОСЬ ЭТО В КИЕВЕ

​Ах война что ​
​Не жалейте ни ​
​И ушли за ​
​подняли,​
​Ах война, что ж ты ​
​текло — для обоих.​
​голубые.​
​Наши павшие как ​Он вчера не ​
​Нынче вырвалась, будто из плена, весна.​
​— нас было двое.​А вчера не ​
​Он всегда говорил ​Когда он не ​
​без сна и ​
​вернулся из боя.​
​вернулся из боя.​
​опять голубое,​
​Владимир Высоцкий​
​землей, уже меня не ​
​Уже меня не ​
​огня горит на ​
​хочу забыть.​
​был. В том грозном ​
​Я пламя вечного ​коней. Я хриплый окрик ​
​того, что я там ​
​Я крепко впаян ​
​рек.​
​Юрий Левитанский​
​плетень.​
​За четыре немыслимых ​каске​
​и ласке,​— наяву.​
​края,​


Константин Симонов

ЖДИ МЕНЯ

​росы и от ​
​землянке тепло​
​А до сметри ​
​Ты сейчас далеко-далеко.​
​В белоснежных полях ​
​в землянке гармонь​
​Алексей Сурков​с холма​
​В окно, как всякий год,​
​всею кровью​С погоста за ​
​в сентябре.​
​И ранние потемки​
​Сырые вечера,​
​столетье.​
​Мечтателю и полуночнику​
​стенам​
​Сорвавши пелену бесправия,​
​Молчат, одна другой извилистей,​славянства.​
​Смывает след зимы ​
​в хоре​не пробую,​
​Март 1944г.​
​Он перешел земли ​
​Теперь, когда своей погонею​
​Манила музыкой зовущей​оргии.​
​Сиял над змеем ​
​супостата​
​И мальчик облекался ​
​Архистратига ли​Свист соловьев и ​
​И вдруг он ​
​Что означала в ​
​видеть этот ежик​
​Он под огнем ​
​воющей,​
​плаваньи,​
​Мученья маленьких калек​Когда он делал, что хотел,​
​Сторицей должен будет ​Детей разбуженных испуг​
​распушит.​


Булат Окуджава

​и траву погладит,​безымянной​
​1944г.​
​наемной,​В землю не ​
​Внуки, братики, сыновья!​
​и напишут книжки:​Так советская шла ​
​Июль 1941г.​в силу она ​
​том, но все же, все же, все же…​том же речь,​
​Я знаю, никакой моей вины​
​Девочка в заштопанной ​Мама!​
​бегу​
​Целовались.​
​У иконы свечу ​
​квашней и дымом,​У меня есть ​
​Но сегодня она ​Укрывала я, зубы сжав,​
​…Почему же в ​
​Через смертные рубежи.​
​в атаку,​и знамен.​
​сырой шинели​Но сегодня она ​
​За порогом бурлит ​друзья, любимый,​
​не в счет.​
​Под шинелью вдвоем ​
​Зины Самсоновой.​
​в огне…​— девчата,​
​1943г.​


Владимир Высоцкий

ОН НЕ ВЕРНУЛСЯ ИЗ БОЯ

​Раз наяву. И тысячу — во сне.​«Сестрица!»​
​Ведь нельзя притворяться​стали!)​
​ли,​И бруствер​Стиснув зубы до ​
​Я это поняла, поймешь и ты…​Не надо рвать ​
​лишь прибавляешь муки».​И повторяла: «Горе мне с ​щедро перекись лила,​
​Но встретившись со ​С него сорвать ​Глаза бойца слезами ​
​слабейших из нас?..​В кирзачах стопудовых ​До сих пор ​
​Просто ты умела ​Ожиданием своим​
​Кто не ждал ​Жди. И с ними ​Пусть друзья устанут ​
​Всем, кто знает наизусть,​Писем не придет,​
​Жди, когда других не ​Только очень жди,​
​трубы​дорожной пыли​
​глаза​Чужой, не знавший нас, мужчина.​
​Заметив грусть и ​майской дремой,​
​мог, казалось.​К косматой бурке ​
​качался.​К себе на ​
​ней​До стремени не ​
​слух,​Своею смертью покупать. 1942г.​
​В нас есть ​на полпути,​
​лежит, усталым​1941г.​
​бою воинский закон.​И поцелует горсть ​
​теми же глазами,​Кто раз увидел ​пора домой…​
​рукой…​
​Седой мальчишка на ​для ребенка нет.​
​крепости, из Бреста.​на том и ​
​Майор привез мальчишку ​Что, в бой провожая ​За то, что на ней ​
​Но, трижды поверив, что жизнь уже ​По-русски рубаху рванув ​
​По русским обычаям, только пожарища​«Мы вас подождем!»- говорили леса.​
​Но, горе поняв своим ​Весь в белом, как на смерть ​


Юлия Друнина

​Ты помнишь, Алеша: изба под Борисовом,​Со вдовьей слезою ​
​их русских могил.​
​Ты знаешь, наверное, все-таки Родина —​ограждая живых,​
​них вся Россия ​Слезами измеренный чаще, чем верстами,​


Борис Пастернак

ОЖИВШАЯ ФРЕСКА

​шептали:- Господь вас спаси!-​
​Прижав, как детей, от дождя их ​А. Суркову​

​И те последних ​напрямик.​
​короткий,​
​Секунду с четвертью, пока​не тронет.​
​была.​воды.​
​Примерзший стебель ковыля,​
​бегу,​
​Встав на растоптанном ​При жизни никому ​
​зной, в грозу, в морозы,​
​Ту горсть земли, которая годится,​
​низким ивняком.​Далекую дорогу за ​
​— такую,​Ты вспоминаешь не ​
​И в краткий ​
​Покрыта сеткою меридианов,​
​льется с вышины.​А ветки ив ​
​незабытых,​
​Каких имен нет ​
​сопричесть,​
​совесть​И вы должны, о многом беспокоясь,​
​вновь погибнуть до ​
​призовет.​взять в расчет,​
​И гул венчальный ​В любом часу ​
​незабытых,​Единственные жизни положив.​
​Все то, что мы в ​вернувшихся с войны,​
​Как бы в ​вековыми снами,​
​Бьет колокол над ​Есть у войны ​
​погас,​А в День ​
​Где путь, как на вершину, был не прям.​незабытых,​
​От неизвестных и ​окно​
​Словно сын её ​сыне повторить.​
​мчался сын вперёд.​траншеи в бой.​
​крик;​мать.​
​Разливалась ненависть рекой.​Кто познал войну ​
​прислали по весне​лежат.​
​надеется она?​
​нет.​тишина.​Плясали так они, как будто​
​Плясали бывшие солдаты,​
​И молодость, и седина.​моложе вдвое,​
​памятные дни,​мгновенье,​
​И, двадцать пять годочков ​
​И загудел в ​пляска началась.​
​круг входили парами,​И о гвардейские ​
​солдат…​в чем виноват:​
​печали​
​А рядом праздник ​
​за тех солдат,​

​углу негромко​


​памяти своей.​И этих праздничных ​

https://foma.ru​— Не знаю…​http://zanimatika.narod.ru​шли.​http://gorenka.org​И прощалась поклоном,​https://kmslib.ru​Как июньский рассвет.​http://hram-ks.ru​давней,​https://stihi-klassikov.ru​Растревожила сны,​https://rustih.ru​Сколько было народу ​https://stranakids.ru​Невеселая песня​https://stihi.ru

​​